Меню

Увядший цветок шариф камал краткое содержание

Увядший цветок

Все люди как цветы. Одни прекрасные, чистые душой, словно белые лилии; другие – яркие и уникальные как маргаритки или розы; третьи – музыкальные или миролюбивые как первоцветы и колокольчики, а четвёртые – жадные, гордые как нарциссы или дурман.
Один цветок всегда расцветает для другого, никак иначе. И увядают они либо по отдельности, разлученные косой судьбы, которой часто управляют люди, либо вместе, не жалея, что прожили бок о бок всю отведённую им свыше жизнь. Одних рассаживают по разным горшкам люди, других съедают случайные животные. Но порой вмешательство людей приносит пользу вместе с живительными каплями воды, возвращающими надежду на продолжение жизни этим нежным зелёным творениям природы.
Поведаю историю такую.
Для каждого из вас в ней будет свой урок:
Кто раньше гадость сделать мог любую,
Сейчас опешит, глядя между строк.
В наши дни, средь чистых клумб, усеянных цветами, жил гордец-нарцисс. Чем чаще смотрел он в отраженье луж, тем милее был себе. Однажды старый садовник старый, ярый цветовод, принес в тот сад горшок с новым цветочком, который приобрёл в магазине. Это был новый белый сорт лилий, который почему-то никто не думал брать. Когда старик закончил пересадку, нарцисс встрепенулся: сгорая от недовольства, он, расправив листья и выпрямив золотую корону, гордо вытянулся и смотрел на гостью свысока.
— Какая гадость! И где ж твоя листва? Ну и где же прекрасные цветы, о которых было столько разговоров на соседней грядке? Здесь – мой палисадник! Вы, дамочка, попутали тот огород и эти благородные места!
Лилия, меж тем, неловко сжавшись, так и провела все следующие дни, пытаясь хоть как-то подружиться с гордецом, падким на роскошные распустившиеся цветы. Она всё сокрушалась:
-За что мне это всё? Пускай бы так и стояла в укромном уголке, на полке… А сейчас вынуждена терпеть такие унижения! О небо, позволь мне насовсем увянуть!
-Уродина какая, мерзость… Поняла, что никому ты не нужна? Просит небеса о смерти, вы посмотрите! Да счастлив буду я, коль наконец-то ты сгниешь и оставишь сие благословенное угодье!
Так прошли дни, недели…А Лилия наклонялась всё ниже, тускнела, не цвела. Нарцисс же, если садовник не успевал прополоть клумбу, общался с сорняками и не стеснялся в выражениях, продолжая оскорблять и унижать бедняжку.
— Посмотрите только! Вот он, усы довольно поправляя, идет весёлый старый цветовод, неся в руке пакеты с чем-то чёрным, – обратился гордец к незабудкам.
Садовник, заметив, что Лилия совсем померкла рядом с Нарциссом, решил, что скучно им вдвоём, поэтому сходил в магазин и купил еще два саженца.
— Опять какой-то мусор притащил, противный старикан! Превратил мою клумбу в огород, где дрянь всякая теперь живёт, – не унимался Нарцисс.
Садовод же пересадил Вьюнок, носивший прекрасное название «Утреннее сияние», ближе к Нарциссу, а нежный Ирис «Цветок заката» – к Лилии, отряхнув от земли руки, полил саженцы и довольный ушёл по делам.
— О небо, благодарю тебя за такой неожиданный подарок! Хочу представиться вам, «Утреннее сияние»! – Нарцисс, учтиво поклонившись Вьюнку, буквально снял свою корону. – Вы так прекрасны. Поговорите со мной!
— Вы, смотрю, весьма любезны, дорогой Нарцисс. Разрешите чуть ближе к вам расположиться, и я расскажу вам всё о себе, – загадочно мурлыча, медленно, словно хищник к жертве, потянулся Вьюнок к гордецу.
— Восторг вы мой, для вас всё, что захотите! Хотите в объятиях своих меня пленить – вейтесь на здоровье!
Тем временем Ирис привыкал к своему новому дому, любопытно озирался на соседей, приветливо помахивая листочками. Наблюдал он и приторно-льстивую сцену между Нарциссом и коварным Вьюнком и почему-то скривился.
Тут новосёл заметил, что одним из своих крупных листьев что-то накрыл. Посмотрел вниз и увидел странное почти увядшее растенье.
— Здравствуйте, простите, что не заметил вас.
Растение, робко подняв бутон, неловко сжалось и промолчало.
— Я вас пугаю? – Ирис наклонился сам и листья наклонил, чтоб не казаться слишком уж высоким для такой-то крохи.
— Нет, что вы… Просто вы первый, кто заговорил со мной без едких оскорблений и унижений.
— Бедняжка, мне так жаль. Позвольте вас спросить, тот ли негодяй вас обижал? – Ирис незаметно отклонился в сторону Нарцисса.
Лилия же, сжавшись, промолчала.
— Понятно всё. Такой красивый, а хуже сорняка. Такой надменный, что гордостью своей себя он сам погубит. А вы почему так сжались? Я вас не обижу. Раз с вами до этого никто не общался, давайте первым стану я?
Прошла неделя. Ирис был деликатен с Лилией и с радостью замечал, как зеленеют на глазах тонкий, хрупкий стебель, изящные листья.
— Вы первый мой сердечный друг! Я так вам благодарна: ведь до вашего появления моя жизнь была сущим адом.
— Я очень рад, что вы позеленели, и ваша осанка стала так изящна, грациозна. И с нетерпением жду, когда раскроются нежнейшие бутоны.
Настало лето. Ирис зацвел, маня к себе бабочек и пчел.
— Посмотри, каких ты толстых пчелок приманил своими необычными цветами! Как будут выглядеть мои? И смогут ли они привлекать к себе насекомых?
— Не стоит терзаться. Какими бы они ни были, они ТВОИ, – прошептал Ирис, закрывая своими крупными листьями от жарких солнечных лучей, пока ещё слабую Лилию.
Через несколько дней вся Лилия расцвела и обзавелась прекрасной шевелюрой из нежных, белоснежных лепестков, к которым с удовольствие прилетали золотистые бабочки.
Садовник, заметив это, во весь рот заулыбался:
— Ну что за прелесть! Смотрю, тебе столь нежный Ирис приглянулся.
Но радость старика улетучилась, когда он увидел прекрасный Нарцисс, которого в своих объятиях почти задушил коварный Вьюнок.
— Ты гордостью своей накликал демона и обвитый ждёшь смерти, но не бывать этому! – садовник решительно взял лопату, выкопал вьюнок с этой клумбы и пересадил его ближе к изгороди, где не росли другие цветы.
Спасенный, нарцисс не мог уже похвастаться роскошной короной. Он с завистью смотрел на соседей: Лилия с Ирисом благоухали в обществе суетливых пчёл и воздушных бабочек. Гордец сожалел, что неправильно вел себя раньше, но, увы, он так и не нашёл нужных слов для извинений, а бесславно высох сверху и уснул до следующей весны.

Читайте также:  Булавка в горшке с цветком

Юлия Колодезная, 17 лет
студия «Молодые голоса»

Источник

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПОИСКИ ШАРИФА КАМАЛА

В истории татарской литературы Ш. Камал известен прежде всего как мастер коротких рассказов-новелл. Подобно многим татарским писателям начала ХХ века, он пришел в литературу, накопив большой жизненный опыт и претворив в его свете отношение искусства к жизни. С первых же шагов его творчество отмечено жизненностью и народностью[2, с. 390].

Ш. Камал написал первый свой рассказ «Пробуждение» (1909), опубликованный в журнале «Шура» в Оренбургекогда работал учителем в родной деревне. В первых его произведениях лежит печать горестных настроений, порожденных мрачной атмосферой наступившей реакции после революции 1905-1907 гг. На передний план в них выступают драматические переживания простого человека, испытывающего муки несчастья и гнет среды. Многое герои Ш. Камала, часто преследуемые несчастной судьбой, пребывают в тисках печальных настроений или, в поисках выхода из этого положения, странствуют по чужбине и нередко становятся жертвами неотвратимых роковых причин. Так, в рассказе «Пробуждение» мельничный рабочий Муса в пьяном исступлении избивает свою жену Гафифу, что приводит ее к гибели. Испытывая тяжелые угрызения совести после пережитой трагедии, Муса лишается рассудка и попадает в дом умалишенных. В психологической подоснове такой трагедии лежит столкновение дикости с чувствами человечности. И Муса, и Гафифа – жертвы этого столкновения. Подобного типа психологические ситуации и конфликты как бы становятся сюжетослагающими. В рассказе «В вороньем гнезде» (1910) описывается тяжелая, беспросветная жизнь татарских шахтеров-сезонников. Среди этих духовно и физически огрубевших людей семья Усмана и Марьям отличается своей благопристойностью. Здешним обитателям ради забавы захотелось подшутить над этой благоприятной супружеской четой: про Марьям распространяется слух, что она занимается прелюбодеянием. Одним из рабочих злоумышленно выставляет себя ее любовником. И на этой почве возникает в мирной и доброй семье разлад, приведший вскоре к трагическому концу. В подобных психологических ситуациях подчеркивается именно столкновение нравственной одичалости с человечностью, в котором последняя становится жертвой. Однако во всех случаях одерживает верх гуманистическое начало, настраивающее нас на сострадание и сочувствие простому человеку, обреченному на несчастье. Причин, вызывающих страдания, много. В «Увядшем цветке» (1910) среди глубокой ночи «терзает душу, до крови рвет сердце» молодой Камяр то, что ее выдали замуж за старого муллу, лишили молодости и девственной любви ради животного удовольствия противного ей существа. В рассказе «В метель» (1910) солдат Мустафа в зимнюю стужу торопится попасть скорее в родную деревню, что бы раскаяться перед матерью за несправедливую обиду, которую он нанес ей по наущению покойного отца. Но Мустафа оказывается перед трагической явью.

В «Бродяге» (1910) Гали, в поисках счастья некогда покинувший родной очаг, зимним вечером возвращается домой. Оказывается, в его отсутствие мать умерла, а жена вышла замуж за другого. Так у Гали до основания разбита жизнь. Он стал человеком дна. Однако этот герой, несмотря на свою жалкую судьбу, не лишен благородных чувств человека, ищущего счастья.

Читайте также:  Можно поливать цветок максимом

Рассказ «Сельский учитель» (1910) наполнен чеховской грустной любовью к честному человеку, герою. Имя этого героя – «Он». Это представитель той трудовой, разночинной интеллигенции, которая всецело посвятила себя народному делу и за это вынуждена терпеть всяческие гонения со стороны невежественных блюстителей порядка. Настроения героя «Сельского учителя» ярко и выпукло отражают психологический облик демократического интеллигента, готового идти на любые лишения и страдания во имя просвещения родного народа. Через его судьбу писателю удалось изобразить конкретный образ социального зла, душившего честного человека.

При анализе содержания некоторых рассказов Ш. Камала невольно обращают на себя внимание судьбы героев – они все как бы обречены на несчастье. Первопричины этого находятся в разных плоскостях: они исходят или из непредугаданного морально-этического зла, или непосредственно из социальной несправедливости. В целом же главный источник зла, преследующий героев Ш. Камала, восходит к той атмосфере реакции, которая наступила в обществе после революции 1905-1907 гг.

Как было отмечено, в психологической глубине рассказов Ш. Камала происходят столкновения чувств человечности, гуманизма с явлениями зла и несправедливости, результаты которых роковым образом сказываются на драматической судьбе простого человека. Но его человечность неистребима, злу не подвластна. Первый же рассказ Ш. Камала «Пробуждение» заряжен еѐ искрой. В рассказе «Отец» (1910) грузчик Курбангали рождение своего сына считает торжеством счастья. В то же время – это торжество идеала нравственной красоты и чистоты труженика.

В стилевом отношении проза Ш. Камала близка или родственна чеховской «прозе настроения»[5, с. 436]. Такой стиль соответствует изображению переживаний героя в связи с пейзажной поэтикой: в нѐм нет прямого, просто объектного описания природы. Пейзажная поэтика находится в тесной связи с внутренним миром, психологическим состоянием героя. Она превращается как бы в формообразующий элемент произведения. Скажем, в начале рассказа «В метель» перекликаются тревожный плач ребѐнка и разбушевавшаяся метель, которые как бы предвещают и сопровождают взволнованные, напряженные переживания солдата Мустафы и в целом окрашивают психологический тон рассказа. А.П. Чехов называл свои некоторые рассказы «психологическим этюдом». Это понятие отчасти можно отнести и к рассказам Ш. Камала.

Особенно важное место в творчестве прозаика занимает повесть «Чайки» (1914), изображавшей с жизненной полнотой и народной задушевностью радость, печаль и чаяния близких писателю простых тружеников, неутомимых в поисках своего счастья на необъятных просторах русской земли.―Надо сказать, что до этой повести в татарской литературе хотя и были затронуты «рабочая» тема и образы рабочих людей, но не было ещѐ произведения, которое можно было бы в полном смысле назвать «рассказом из жизни рабочих», считать значительным произведением, в котором данная тема получила бы эстетическую целостность‖ [4, с.174].

Среди героев первым бросается в глаза образ старика Шарафи. Это человек с большим трудовым, жизненным опытом, со смекалкой, добрым характером и крепким телосложением. Не зря Шарафи пользуется авторитетом среди рабочих. Это «свой человек» и наставник. Его трудолюбие – пример всем другим. В нѐм – мужицкая закалка. Обычными изобразительными средствами Ш. Камал мастерски рисует волевой характер этого героя, его доброе отношение к людям.

Один из интересных героев «Чаек» — это Гариф, который покинул своих состоятельных родителей, благополучный дом сельского муллы, не желая быть им подобным. Он решил испытать свою судьбу и счастье на чужбине вместе с простыми людьми. На самом деле его мечты, грезы о счастье в конечном счете упирались в суровую реальность. Идеальные герои Ш. Камала не могут противостоять приговору действительности.

Таким образом, большое место в творчестве Ш. Камала отводится образу простого человека. В отличие от тематики других татарских писателей, в его прозе отражается жизнь сезонных рабочих, «путешествующих» в погоне за счастьем в разные края: работники на мельнице в «Пробуждении» и «Отце» (1910), шахтеры «В вороньем гнезде» (1910), рыбаки Каспия в «Чайках» и др. Эти рассказы обогатили национальную прозу художественной новизной показа внутреннего мира «маленького» человека, изображением духовных контрастов.

Список литературы

1. Заһидуллина Д. Модернизм һәм ХХ йөз башы татар прозасы. –Казан: Татар.кит.нәшр.,2003.- 255 б.

2. История татарской литературы нового времени (XIX- начало XX вв.). – Казань: Фикер, 2003.- 472с.

3. Мәһдиев М. Әдәбият һәм чынбарлык: ХХ йөз башы татар әдәбияты тарихына яңа материаллар. — Казан: Тат.кит.нәшр.,1987. -303 б.

4. Нуруллин. И. ХХ йөз башы татар әдәбияты :Дәреслек-кулланма.- Казан: Тат.кит.нәшр., 1982.- 268 б.

5. Татар әдәбияты тарихы. Алты томда. 3 том.- Казан, 1986.- 598 б.

Источник

Камал Шариф

Байгильдиев Шариф Камалутдинович. Писатель, общественный деятель, заслуженный деятель искусств ТАССР (1940 г.)

Содержание

Биография

27 февраля 1884 г., деревня Татарская Пишля Инсарского уезда Пензенской губернии – 22 декабря 1942 г., Казань.

Читайте также:  Маранта цветок комнатный размножение листом

Учился в сельском медресе , в 1900–1903 гг. – в Турции.

Материальные проблемы не позволили завершить образование. Вернувшись на родину, Ш.Камал работал на шахтах Донбасса, в рыболовецких артелях на Каспии, в Одессе, Крыму, на Кавказе.

До 1905 г. учительствовал, работал в редакции газеты «Нур» (Петербург). В 1907–1910 гг. преподавал в медресе родной деревни.

С 1917 г. жил в городе Оренбург, учительствовал, сотрудничал в журнале «Шура» и газете «Вакыт».

В 1918–1919 гг. работал в редакциях газет «Эшчеляр доньясы», «Кызыл юлдуз» («Красная звезда»), «Юксыллар сюзе» (город Оренбург).

В 1920–1921 гг. участвовал в создании первой сельской коммуны в деревне Чебеньки Оренбургской области, до 1924 г. работал в различных учреждениях Оренбурга, был редактором газеты «Юл».

С осени 1925 г. в Казани: в редакции газеты «Кызыл Татарстан»; в 1928 г. ученый секретарь Дома татарской культуры; в 1929–1932 гг. в Главном управлении по делам литературы и издательств (Главлит) ТАССР, в 1933–1935 гг. заведующий литературным отделом Татарского академического театра.

В 1934 г. принял участие в работе I съезда писателей Союза Советских Социалистических Республик (СССР).

Раннее творчество

Первые литературные опыты относятся к 1905 г.

В газете «Нур» Ш.К.Камал публикует стихотворения и статьи, направленные в защиту прав трудящихся.

В 1906 г. вышел первый сборник стихов «Садә» («Голос»). Новелла Ш.К.Камал «Уяну» («Пробуждение»), посвященной проблеме женской эмансипации, была опубликована в 1907 г. в журнале «Шура» и вызвала широкий общественный резонанс.

Тема бесправия женщины получила развитие в рассказах «Буранда» («В метель», 1909 г.), «Күңелсез эш» («Невеселая история», 1910 г.), «Эч пошулы» («Тоска», 1912 г.). Рассказы отличаются емкостью, лаконизмом, точностью деталей, красочностью пейзажей, поэтичностью.

В определенной степени в них отразилось влияние новеллистики А.П.Чехова и М.Горького.

Одним из первых в татарской литературе Ш.К.Камал создал образы людей труда, обрисовал быт шахтеров и рыбаков, сезонных рабочих, бродяг-зимогоров.

Автобиографическая повесть «Акчарлаклар» («Чайки», 1914 г.), посвящен жизни рыбаков Каспия, реалистично раскрывает внутренний мир человека труда. Ш.К.Камал на десятилетия вперед определил характер интерпретации духовной сферы «маленького» человека в татарской литературе. Заложенные им традиции были развиты в произведениях современников и писателей следующих поколений.

Важное художественное обретение Ш.К.Камал – правдивый и умелый показ взаимосвязи человека и природы, которая не является только фоном, а сопровождает человека в процессе труда, влияет на его внутренний мир. Крики чаек – своеобразный художественны стержень многих сцен повести.

В 1917 г. Ш.К.Камал дебютировал в драматургии комедией «Хаджи эфенди женится» («Хаҗи әфәнде өйләнә»), в которой с сарказмом высмеял главного героя – фанатичного и во многом ограниченного человека.

Творчество 1920–1930-х годов

Октябрьскую революцию Ш.К.Камал воспринял как начало новой эры, несущей подлинную свободу человеку труда, которому он посвятил свое творчество.

Послереволюционным произведениям присущ более масштабный охват действительности. Стремясь осмыслить происходившие в обществе значительные социальные перемены, Ш.К.Камал обратился к кратким литературным формам.

В первом романе «Таң атканда» («На заре», 1927 г.) он прослеживает судьбу героев (в том числе изображенных в повести «Чайки») в переломные моменты истории, в ходе социальных потрясений, вызванных Февральской революцией 1917 г.

В начале 1930-х годов Ш.К.Камал задумал пятитомное эпическое полотно, но необычный по своим масштабам замысел реализовал лишь частично. В 1937 г. вышел его роман о деревне 1920–1930-х годов «Матур туганда» («Когда рождается прекрасное»), который должен был стать первой книгой будущей эпопеи и показать сложный, противоречивый процесс социального преобразования деревни.

В основе сюжета романа – подлинные события из жизни сельскохозяйственной коммуны под Оренбургом, одним из организаторов которой в 1921 г. был сам Ш.К.Камал. Символично название романа, посвященное рождению новых человеческих взаимоотношений и моральных норм. Вторая книга задуманной эпопеи – «Ныклы адымнар» («Твердые шаги») осталась незавершенной.

В 1930-е годы Ш.К.Камал активно работал в драматургии: «Ут» («Огонь», 1928 г.), «Козгыннар оясында» («В вороньем гнезде», 1929 г.), «Таулар» («Горы», 1932 г.), «Габбас Галин» (1934 г.). Пьесы Ш.К.Камала отличаются яркостью и пластичностью характеров, остротой конфликтов, актуальностью тематики.

С началом Великой Отечественной войны в его творчестве усиливается публицистическая направленность.

Наследие

С именем Ш.К.Камала в татарской литературе связано становление социального реализма, утверждение традиций гуманизма и уважения к человеку труда.

Особенно велика его заслуга как новеллиста, создавшего классические образцы этого жанра.

В дальнейшем в творчестве Ш.К.Камала начинает доминировать прославление достижений советской власти. Он нередко идеализировал новую жизнь и новое общество, при создании некоторых образов положительных героев не сумел избежать схематичности. Тем не менее творчество Ш.К.Камала советского периода значительно обогатило татарскую литературу, став яркой страницей ее истории.

Источник

Adblock
detector