Меню

Стихи про цветок бегония

Стихи про бегонию

Горят последние бегонии
Пунцовым радостным огнем,
Но Осень мечется в агонии,
Ей, бедной, хуже с каждым днем.

Дрожит молоденькое деревце,
Стыдясь нежданной наготы.
Что Лето было, и не верится!
Ложится иней на цветы.

Вы помните заросли королевской бегонии,
Как долго смеялись и,
Не меняя шаг, поспешали вперёд?
Лучиною теплится бесконечно долгое Вас ожидание.

Мне всегда приятно множить
Многоточия в наших воспоминаниях,
Смущаться ими.
И вот —

Мы у зелёной тропы признания:
Ромашки, васильки.
А бегонии слишком царственно скованы.
Я иду мимо них,

Как по музею погибших тычинок.

Мухтар сегодня браво начал следствие
С соседского цветочного горшка,
И краденное золото добавилось,
Что пряталось заманчиво в горшках,

И поиски пронырливой квартирницы,
Что хитроумно вывели на след,
Все вдруг смешалось,
И сплелось

В единственный
Клубок тугой,
Где следа вроде нет!
Но все распутала, красавица бегония,

С которой собственно все дело началось,
И правда стала снова восстановленной,
И чуть труднее лжи опять жилось!

У бегонии листок —
Будто сжатый кулачок.
Кулачок расправится
И листок появится.

В гости к нам
Весна пришла.
В рост бегония пошла.
Расправляет кулачки —

Полюбуйтесь на листки!
Не прошло ещё недели —
Уж цветки зарозовели!
За окошком март бушует,

Валит снег, метель метёт,
А у нас весна настала
И бегония цветёт!

Бьет энергия ключом,
Как в агонии.
Льется радость цветка.
От бегонии.

Раскрылись бутоны
Как алые розы.
Красные. Желтые,
Словно мимозы.

Ветви цветут. Аромат
Благовоний.
Дарит счастье мне цветок.
От бегонии.

Диву даешься краскам
Соцветия!
Да! Люблю вас! Люблю
На столетия!

На подоконнике бегонии.
В окне две галки на балконе.
Не двигаясь, сидят, глядят
На умиляющий закат.

Вдруг закричит одна, другая
Подруге (другу ль) потакая:
«Ка-га! Ка-га! . » – на тот же лад.
О чём-то главном так галдят!

И в этом птичьем созерцанье
Такое скрыто отрицанье
Бегоний в лепете благом,
Что тянет выйти на балкон.

Южная бегония
В тропиках росла,
Маленького слоника
От жары спасла.

Я шалашик сделаю –
От жары спасусь,
Если на экваторе
Случайно окажусь.

Как завязи весною ждёшь —
Агония.
Я думала, что ты не расцветёшь,
Бегония.

Всё хмурилась и прошлою весной
Цвести не стала,
Была и словно не была со мной
Устало.

И я лелеяла твой лепесток,
Рыхлила почву —
И шёл к тебе моих надежд поток
И днём, и ночью.

И шёпот мой тебя ласкал,
И пальцы грели —
А дух мой роз твоих алкал,
До спазм, до трели.

И вот цветок твой под листом,
Как под защитой,
Зарделся вскинутым лицом,
Полуоткрытый.

А взор лукав, наивен, свеж:
«Богиня — я! » —
Мой стебелёк принявшихся надежд,
Бегония.

Источник

Стихи

Вы здесь

У бегонии листок —
Будто сжатый кулачок.
Кулачок расправится
И листок появится.
В гости к нам
Весна пришла.
В рост бегония пошла.
Расправляет кулачки —
Полюбуйтесь на листки!
Не прошло ещё недели —
Уж цветки зарозовели!
За окошком март бушует,
Валит снег, метель метёт,
А у нас весна настала
И бегония цветёт!

Бьет энергия ключом,
Как в агонии.
Льется радость цветка.
От бегонии.

Раскрылись бутоны
Как алые розы.
Красные. Желтые,
Словно мимозы.

Ветви цветут. Аромат
Благовоний.
Дарит счастье мне цветок.
От бегонии.

Диву даешься краскам
Соцветия!
Да! Люблю вас! Люблю
На столетия!

Мухтар сегодня браво начал следствие
С соседского цветочного горшка,
И краденное золото добавилось,
Что пряталось заманчиво в горшках,
И поиски пронырливой квартирницы,
Что хитроумно вывели на след,
Все вдруг смешалось,
И сплелось
В единственный
Клубок тугой,
Где следа вроде нет!
Но все распутала, красавица бегония,
С которой собственно все дело началось,
И правда стала снова восстановленной,
И чуть труднее лжи опять жилось!

Читайте также:  Загадки про нарцисс цветок

Вы помните заросли королевской бегонии,
как долго смеялись и,
не меняя шаг, поспешали вперёд?
Лучиною теплится бесконечно долгое Вас ожидание.
Мне всегда приятно множить
многоточия в наших воспоминаниях,
смущаться ими…
И вот —
мы у зелёной тропы признания:
Ромашки, васильки…
А бегонии слишком царственно скованы.
Я иду мимо них,
как по музею погибших тычинок.

Как завязи весною ждёшь —
Агония.
Я думала, что ты не расцветёшь,
Бегония.

Всё хмурилась и прошлою весной
Цвести не стала,
Была и словно не была со мной
Устало.

И я лелеяла твой лепесток,
Рыхлила почву —
И шёл к тебе моих надежд поток
И днём, и ночью.

И шёпот мой тебя ласкал,
И пальцы грели —
А дух мой роз твоих алкал,
До спазм, до трели.

И вот цветок твой под листом,
Как под защитой,
Зарделся вскинутым лицом,
Полуоткрытый.

А взор лукав, наивен, свеж:
«Богиня — я!» —
Мой стебелёк принявшихся надежд,
Бегония.

За вчерашним днём в погоне я
Не заметил, что давно
Расцвела моя бегония,
Озарила мне окно.

Зиму всю стояла сонная,
Недовольная на вид,
А теперь вдруг вся — лимонная,
Вся, как солнышко, горит.

Что же сделал я хорошего,
Что такой подарок мне?
Удивлённый, огорошенный,
Отражаюсь я в окне.

Всё гляжу, счастливый, снова я,
Всё шепчу волнуясь, я:
Ах, подсолнечно-медовая,
Ах, кленовая моя…

Южная бегония
в тропиках росла,
маленького слоника
от жары спасла.
Я шалашик сделаю —
от жары спасусь,
если на экваторе
случайно окажусь.

На подоконнике бегонии.
В окне две галки на балконе.
Не двигаясь, сидят, глядят
На умиляющий закат.

Вдруг закричит одна, другая
Подруге (другу ль) потакая:
«Ка-га! Ка-га. » — на тот же лад.
О чём-то главном так галдят!

И в этом птичьем созерцанье
Такое скрыто отрицанье
Бегоний в лепете благом,
Что тянет выйти на балкон.

Источник

Стихотворения на тему «Воспеваю белую бегонию»

К столичным снизошли вратам;

Полям ланьтяньским[270]честь отдам!

И все ж Циннюй[272]тебе не пара,

Твой дух стремится вольным быть!

Откуда, право, снегу взяться,

…Дождь все сильней, и за окошком

Следы лишь ливни сберегли.

С ним не грустим, рассвет встречая

Духэн душистый, ирис и лиана

Здесь, у дверей, во всей красе цветут,

Они – и у стены, и у ступеней,

Где для цветов стоит большой сосуд.

Вся радость у цветов – их непорочность,

Себе подобных трудно им найти,

А люди так терзаются в печалях,

Что быстро могут душу извести!

Нефритовой свечи засохли слезы,

Людские ж с ветром смешаны давно,

Пробившееся через тонкий полог,

Вдруг засветилось лунное пятно.

Излить в душе упрятанные чувства

Самой Чанъэ[273]ты в этот миг могла,

Но тут в пустой, безлюдной галерее

Луны сиянье мгла заволокла…

Каждая строка прерывалась восхищенными возгласами, а когда чтение было окончено, все хором заявили:

– Эти стихи так же хороши, как воспетая в них бегония. Так что лучшего названия, чем «Бегония», не придумать.

– Вы говорили, что хотите меня оштрафовать. В таком случае позвольте мне завтра же собрать общество, – сказала Сянъюнь.

Все согласились, воскликнув:

Затем перечли написанные накануне стихи и сделали замечания.

Вечером Баочай пригласила Сянъюнь к себе во двор Душистых трав. При свете лампы девушки обсуждали темы для будущих стихов, а также предстоящее угощение. Сянъюнь без умолку болтала, но все не по делу, и Баочай в конце концов ее прервала:

– Угощение – это не самое главное, оно скорее для забавы, но надо считаться с возможностями и в то же время стараться никого не обидеть. Нескольких связок монет, которые ты дома получаешь на месяц, тебе, разумеется, не хватает. И если ты все истратишь сейчас, твоя тетя рассердится. Да и все равно этих денег не хватит. Значит, придется тебе ехать домой или занимать у кого-нибудь здесь.

Читайте также:  Из чего развивается цветок впр 6 класс

Выслушав все это, Сянъюнь заколебалась.

– У меня есть свой план, – продолжала между тем Баочай. – Приказчики из нашей лавки где-то достают замечательных крабов, недавно прислали мне несколько штук. У нас в доме все, начиная от старой госпожи и кончая слугами, любят крабов. Тут как-то тетушка говорила, что собирается пригласить старую госпожу в сад полюбоваться коричными цветами и отведать крабов, но, видно, что-то ей помешало. Ты пока ничего не говори о нашем обществе, просто пригласи всех на угощение. А когда старшие разойдутся, мы сможем сочинять стихи, сколько нам угодно. Я попрошу брата достать пару корзинок самых жирных и мясистых крабов, взять в лавке несколько кувшинов лучшего вина и два-три блюда фруктов. Видишь, как все просто!

Сянъюнь была растрогана добротой Баочай.

– Как хорошо ты придумала! – воскликнула она.

– Я говорю это от всей души, можешь не сомневаться, – с улыбкой сказала Баочай. – Только не думай, что я делаю это из снисхождения или отношусь к тебе свысока. Недаром же мы подружились! Если мой план тебе нравится, я распоряжусь, чтобы все было устроено.

– Милая сестра! – улыбнулась Сянъюнь. – Я понимаю твои добрые чувства, несмотря на то что глупа. Иначе не была бы достойна считаться человеком! Не относись я к тебе, как к родной сестре, неужели стала бы рассказывать о своей нелегкой жизни?

Баочай позвала служанку и приказала:

– Пойди к старшему господину Сюэ Паню, скажи, пусть достанет несколько корзин крупных крабов, каких нам недавно присылали, мы собираемся завтра после обеда пригласить бабушку и тетушку в сад полюбоваться коричными цветами. И предупреди, чтобы не подвел.

Служанка ушла. И больше мы о ней рассказывать не будем.

Затем Баочай обратилась к Сянъюнь:

– Темы для стихов не обязательно должны быть замысловатые. Вспомни: ни вычурности, ни трудных рифм у древних поэтов не встретишь. Если тема замысловатая, а рифмы трудные, вряд ли получатся хорошие стихи, скорее – жалкие и беспомощные. Конечно, надо избегать обыденных слов и примитивных выражений, однако гнаться за новыми и оригинальными тоже не стоит. Новой и оригинальной и вместе с тем ясной должна быть мысль, тогда ни слова, ни выражения не покажутся банальными. Впрочем, все это для нас не имеет никакого значения – наше дело прясть да вышивать, а в свободное время прочесть несколько страниц из книги, которая, как говорится, полезна для тела и души.

Сянъюнь кивнула и промолвила:

– Поскольку вчера вы сочиняли стихи о бегонии, быть может, следовало бы теперь написать о хризантеме? Что ты на это скажешь?

– Да, сейчас самое время воспеть хризантему, – согласилась Баочай, – но о ней так много стихов у древних!

– Мне тоже это пришло в голову, – призналась Сянъюнь, – как бы не впасть в подражание.

Баочай подумала и воскликнула:

– Есть выход! Хризантему поставить на второй план, а на первый человека. Мы придумаем несколько заголовков из двух слов, первое слово будет служить пояснением, второе – обозначать предмет, который мы собираемся воспевать, то есть хризантему, а пояснение можно найти из числа общеупотребительных слов. Если даже мы будем писать стихи о хризантеме в той же манере, что и древние, это не будет подражанием. Описывать пейзаж и вместе с тем воспевать какой-то предмет – это уже что-то новое!

Читайте также:  Как сделать цветок из одной денежной купюры

– Очень хорошо, – сказала Сянъюнь. – Но все же какими должны быть заголовки? Придумай хоть один, а я – уже все остальные.

– Пожалуй, неплохо «Сон о хризантеме», – подумав, произнесла Баочай.

– Прекрасно! – воскликнула Сянъюнь. – А «Тень хризантемы» годится?

– Вполне, – ответила Баочай, – хотя, кажется, это было. Впрочем, неважно, чем больше мы придумаем заголовков, тем лучше. Могу предложить еще один.

– Какой? Говори скорее! – нетерпеливо сказала Сянъюнь.

– «Вопрошаю хризантему». Подходит?

Сянъюнь хлопнула рукой по столику в знак одобрения и в свою очередь проговорила:

– Неплохо! – согласилась Баочай. – Давай придумаем с десяток, а потом запишем.

Она растерла тушь, обмакнула кисть и приготовилась писать. Сянъюнь выхватила у нее кисть и велела продиктовать заголовки. Вскоре десять названий были готовы. Сянъюнь прочла и улыбнулась:

– Десять заголовков мало, надо двенадцать. Тогда будет как в живописном альбоме.

Баочай подумала, сочинила еще два и предложила:

– А теперь расположим их по порядку.

– Верно, – согласилась Сянъюнь, – хризантемы следует описать подробно и в строгой последовательности.

– Итак, первое стихотворение назовем «Вспоминаю хризантему», – начала Баочай. – А раз я о ней мечтаю, значит, должна ее разыскать, таким образом, второму стихотворению дадим название – «Ищу хризантему». Третье – «Сажаю хризантему», ведь, разыскав, надо ее посадить. А посадив – радоваться и любоваться ею. Итак, четвертое стихотворение пусть называется «Любуюсь хризантемой». Налюбовавшись, мы ее срываем и ставим в вазу. Итак, пятое назовем «Застолье с хризантемами». Но если не воспеть хризантему в стихах, она потеряет свою прелесть, поэтому шестое стихотворение будет называться «Воспеваю хризантему». И тут, естественно, нельзя не взяться за кисть и за тушь, так что седьмое стихотворение озаглавим «Рисую хризантему». Но нарисовать мало – никто не поймет, в чем ее прелесть, поэтому восьмое стихотворение следует назвать «Вопрошаю хризантему». Умей хризантема говорить, она рассказала бы все о себе, и тогда у нас появилось бы желание украсить себя ею, поэтому девятое стихотворение надо назвать «Прикалываю к волосам хризантему». Вот, пожалуй, все чувства, которые вызывает у нас хризантема. Потому десятое и одиннадцатое стихотворения можно назвать «Тень хризантемы» и «Сон о хризантеме». Последнее стихотворение как бы подытожит все, что было в предыдущих, и будет называться «Увядшая хризантема». Таким образом, наши стихи запечатлеют все самое интересное, что можно сказать о хризантеме за три месяца ее цветения.

Сянъюнь записала все, что говорила Баочай, и спросила:

– Терпеть не могу заданные рифмы. Лишний труд! Главное, чтобы стихи были хорошие! Ведь сочиняем мы для развлечения, зачем же мучиться? Назначим только темы!

– Ты совершенно права! – согласилась Сянъюнь. – Тогда стихи будут лучше! Но ведь нас пятеро, а тем двенадцать. Может быть, не каждый сможет сочинить двенадцать стихотворений?

– Это, пожалуй, трудно, – промолвила Баочай. – Давай запишем темы и объявим, что писать надо семистопные восьмистишия. Завтра вывесим темы на стене, и пусть каждый сочиняет что может. У кого хватит таланта, пусть сочинит хоть все двенадцать стихотворений! А не хватит – может написать одно. Наиболее искусный и способный станет победителем, а не успевший ничего сочинить к тому моменту, когда все двенадцать стихотворений будут готовы, заплатит штраф.

– Договорились, – сказала напоследок Сянъюнь.

Они погасили лампу и легли спать. О том, что произошло на другое утро, вы узнаете из следующей главы.

Источник

Adblock
detector