Меню

Ресторан жены шнура в питере десерт мамин любимый цветок

Как в ресторане «Кококо» придумали первые в России блюда-мемы

Подписаться:

Поделиться:

«Мамин любимый цветок», «Завтрак туриста» — первые в России блюда-мемы появились на кухне «Кококо» под чутким руководством шеф-повара Игоря Гришечкина и примы новой русской кухни Матильды Шнуровой. И это далеко не все, чем прославился ресторан за свою пятилетнюю историю!

«КоКоКо», в котором на щит подняли ладожского судака и приозерскую свеклу задолго до того, как локальность стала общероссийским трендом, в своей биографии имеет не один рекорд. Прожив три года с пропиской на улице Некрасова, ресторан Матильды Шнуровой не просто переехал на первый этаж отеля W — он трансформировался из рустикального лофта в ультранарядное богемное место, куда на трубочки со вкусом бородинского хлеба с муссом из шпрот приезжают и Ксения Собчак, и Валерий Гергиев. Здесь же звездный повар Мауро Колагреко из четвертого в мире Mirazur и главный шеф Москвы Владимир Мухин дают первые гастроли в Петербурге. К пятому дню рождения «КоКоКо» Игорь Гришечкин — лидер по авторству блюд-мемов, сверхузнаваемых и сверхтиражируемых. За рубежом это страшно актуально и называется «сенсплорейшен» — когда еда должна не только затрагивать вкусовые рецепторы, но и волновать другие органы чувств — от зрения до осязания.

5 самых известных блюд-мемов в ресторане «Кококо»

«Мамин любимый цветок»

Абсолютный инстаграм-хит: у шоколадного брауни десятки тысяч упоминаний в соцсетях и сотни копий по всей стране.

«Завтрак туриста»

Одно из самых первых блюд и любимая закус­ка Сергея Шнурова — тартар из говядины с перловкой, перепелиным яйцом и четверговой солью.

Сладко-соленый сливочный кукурузный мусс с песочным печеньем, стилизованный под попкорн, — единодушный выбор фуди города.

«Свинья-копилка»

Внутри розового поросенка из молочного шоколада — воздушный творожный зефир со сгущенным молоком и желе из клубничного пюре.

Официально самое красивое блюдо в городе — на крем-брюле с тончайшей корочкой выкладывают профиль из панакоты.

Источник

Ресторан Матильды Шнуровой. По следам жены Парфенова

Корреспондент Life78 посетила заведение супруги известного музыканта, вокруг которого развернулась оживленная дискуссия.

Побывать в Петербурге и не посетить ресторан Матильды Шнуровой в последнее время становится дурным тоном. Тот самый ресторан «Кококо», в котором пила шампанское Собчак, покачивала бедрами Белоцерковская и праздновал день рождения его величество – Шнур. Тот самый ресторан, который открыла женщина, обуздавшая самого маргинального бунтаря российской эстрады.

Впрочем, интерес к бизнес-игрушке супруги музыканта прямо пропорционален критике, которая обрушивается на Шнурову в социальных сетях. Очередным поводом для скандала стала публикация Елены Чекаловой на страничке в Фейсбуке, где журналист поделилась с друзьями впечатлениями о заведении Матильды.

– В Питере знакомые советовали посетить один модный ресторан. Позвонила забронировать место – сказали, что все фул. Немного удивляюсь: 7 вечера, будний день. Ну, думаю, пойду хоть в баре посижу, посмотрю на это чудо. Прихожу: почти пустой зал. Меня все равно не сажают: мол, все забронировано. Почти силой сажусь за барную стойку, наблюдаю. Через полчаса картина не меняется. Тем временем подгребает Леня. Подхожу снова к менеджеру – нас сажают в виде большого одолжения. Мол, кто-то отказался. Заказанную бутылку вина несут полчаса, потом обнаруживается, что ее вообще нет. О еде даже рассказывать не хочется. Все блюда вернули на кухню. Когда уходили, некоторое количество людей подтянулось, но по-прежнему было много свободных мест. Видно, большая часть отказалась)) В Москве, увы, тоже есть такие популярные места. Друзья, а скажите: вот вам, чтобы пойти хорошо поесть, нужно знать, что в заведение не попасть? – пишет Чекалова.

Королеву питерской тусовки отзыв столичной гостьи привел в ярость. «Будьте честными. Не надо врать!» — написала Шнурова у себя на страничке.

– Все блюда вернули на кухню? Вы не возвращали блюда на кухню. Вам не понравился бургер и вы его не доели. К вам подходил менеджер ресторана и спрашивал, что не так. Вы сказали, что вас не устраивает прожарка. Про цветок вы сказали, что не этого ожидали. Но остальные блюда вы съели. Свекла с муссом из адыгейского сыра, трубочки с муссом из шпрот, севиче из корюшки, бургер, цветок – ваш заказ, – пишет Шнурова.

Читайте также:  Цветок ладья иисуса домашний

Письменные дебаты двух женщин вызвал большой интерес со стороны общественности. «Заведение модное, на деле – дурят людей», — возмущаются одни, «Клевета. В ресторане все вкусно и сделано с душой», — парируют другие. Чтобы выявить победителя этой схватки мы решили развести известных жен в разные стороны ринга и отправиться самим в наделавший шум ресторан.

Для чистоты эксперимента я решила забронировать столик на двоих в то же время, что и Чекалова, — в 19.00. Девушка по телефону долго листала книгу записей и сообщила, что принять нас смогут только в 19.15, объяснив это тем, что броней слишком много и только так можно «сократить поток сервиса». Что означает «сократить поток сервиса» я так и не поняла. И пришла в заведение все-таки в запланированные мной семь часов вечера. В сдержанно-роскошных интерьерах меня встретили приветливо. Не упоминая о предварительной брони, я поинтересовалась, могу ли присесть. Также как при телефонном разговоре хостес долго глядела в книгу и предложила мне столик на двоих у окна, но строго до 21.00. Нужно заметить, что в ресторане на тот момент было свободно около восьми столов. Тут я как бы вспомнила, что бронировала столик на 19.15. Место у окна тут же перешло к нам на неограниченное пользование.

В 19.40 мы пригласили официанта. Заказать решили все то, что, по словам Чекаловой, пришлось не доесть и попросить унести на кухню. Трубочки со вкусом бородинского хлеба с муссом из шпрот, печеную свеклу с муссом из адыгейского сыра, севиче из корюшки с антоновкой и аджикой, фермерский бургер с чипсами из корнеплодов и кетчупом из маринованных томатов. Чтобы выбрать вино, мы попросили у официанта винную карту, которую сначала не подали. Девушка сказала, что сейчас к нам подойдет сомелье и поможет определиться с выбором.

Специалиста на месте не оказалось. Официант вернулась с бутылкой и предложила продегустировать вино, которое порекомендовал отсутствовавший сомелье. Терпкий напиток произвел на нас хорошее впечатление, но, поинтересовавшись его ценой и убедившись, что позиция не самая доступная в списке (3800 рублей), я выбрала вино подешевле (2200 рублей). Повезло нам гораздо больше, чем Парфенову. Если его бутылка вина, как утверждает Чекалова, доходила до столика 30 минут, то наша оказалась разлита по бокалам уже в 19.45, то есть всего через пять минут.

Буквально через 15 минут, в 20.00, на стол стали поступать закуски. Первое что поразило – подача трубочек с муссом из шпрот (390 рублей). Глубокая тарелка была заполнена декоративными булыжниками, на которых возлежали сами трубочки. При попытке разрезать их вафельная оболочка разломалась, а мусс растекся по камням – пришлось соскребать его вилкой. Впрочем, разбившиеся о камни шпроты оказались настолько вкусными, что это стоило того. Унести блюдо на кухню не позволила бы ни я, ни мой спутник, разделивший мой восторг.

Закуска из свеклы (410 рублей) была съедена до последней капли нежнейшего адыгейского сыра и фундучного соуса, придающего терпкость блюду. «Чуть язык не проглотил», — поделился со мной впечатлениями спутник. Севиче из корюшки (390 рублей) выглядело в лучших традициях мишленовских ресторанов: мало и непонятно. На вкус оказалось — на любителя. Но отказываться от блюда тоже причины не нашлось. Антоновка придавала кислинку, лук — остроту, а отдельный восторг вызвали скелеты корюшки во фритюре, поданные отдельно.

Бургер (750 рублей), который потребовал у Парфеновых особого объяснения со стороны менеджера, для нас, простых любителей вкусно поесть, показался божественным. Говядина средней прожарки на вид казалась недоведенной до ума из-за ярко-розового цвета. По вкусу «котлета» оказалась вкусной и сочной, а в сочетании с маринованными огурцами и квашенной капустой и вовсе вызвал у нас восторг. Отдельное спасибо за чипсы из корнеплодов, напоминавшие лепестки роз.

Читайте также:  Возможно ли найти цветок папоротника ярко красного цвета

В 20.43 пришло время десерта. Разочарование от вкуса было обратно пропорционально восторгу от подачи. Мамин любимый цветок, разбитый о плитку (450 рублей), на пробу оказался просто сладким. Пожалуй, это было единственное его достоинство (не считая, конечно, подачи). Шоколад не нежный, мусс не оставлял приятного послевкусия, которое должен оставлять такой вид десерта. Ощущение, что к концу ужина у повара закончились силы или исчезло вдохновение, не покидало.

Итак, ужин на двоих в ресторане «Кококо» по следам Елены Чекаловой обошелся нам в 5090 рублей. Пришло время подводить итоги. Напускной ажиотаж и имитация чрезмерной востребованности, описанные Чекаловой, все же присутствуют. Что касается кухни, то ни одной объективной причины критиковать вкус блюд, а уж тем более их подачу, не нашлось. И если бы нас попросили выявить победителя данной схватки, то для нас она завершилась бы со счетом 1:1.

Источник

Ресторан Матильды Шнуровой. По следам жены Парфенова

Корреспондент Life78 посетила заведение супруги известного музыканта, вокруг которого развернулась оживленная дискуссия.

Побывать в Петербурге и не посетить ресторан Матильды Шнуровой в последнее время становится дурным тоном. Тот самый ресторан «Кококо», в котором пила шампанское Собчак, покачивала бедрами Белоцерковская и праздновал день рождения его величество – Шнур. Тот самый ресторан, который открыла женщина, обуздавшая самого маргинального бунтаря российской эстрады.

Впрочем, интерес к бизнес-игрушке супруги музыканта прямо пропорционален критике, которая обрушивается на Шнурову в социальных сетях. Очередным поводом для скандала стала публикация Елены Чекаловой на страничке в Фейсбуке, где журналист поделилась с друзьями впечатлениями о заведении Матильды.

– В Питере знакомые советовали посетить один модный ресторан. Позвонила забронировать место – сказали, что все фул. Немного удивляюсь: 7 вечера, будний день. Ну, думаю, пойду хоть в баре посижу, посмотрю на это чудо. Прихожу: почти пустой зал. Меня все равно не сажают: мол, все забронировано. Почти силой сажусь за барную стойку, наблюдаю. Через полчаса картина не меняется. Тем временем подгребает Леня. Подхожу снова к менеджеру – нас сажают в виде большого одолжения. Мол, кто-то отказался. Заказанную бутылку вина несут полчаса, потом обнаруживается, что ее вообще нет. О еде даже рассказывать не хочется. Все блюда вернули на кухню. Когда уходили, некоторое количество людей подтянулось, но по-прежнему было много свободных мест. Видно, большая часть отказалась)) В Москве, увы, тоже есть такие популярные места. Друзья, а скажите: вот вам, чтобы пойти хорошо поесть, нужно знать, что в заведение не попасть? – пишет Чекалова.

Королеву питерской тусовки отзыв столичной гостьи привел в ярость. «Будьте честными. Не надо врать!» — написала Шнурова у себя на страничке.

– Все блюда вернули на кухню? Вы не возвращали блюда на кухню. Вам не понравился бургер и вы его не доели. К вам подходил менеджер ресторана и спрашивал, что не так. Вы сказали, что вас не устраивает прожарка. Про цветок вы сказали, что не этого ожидали. Но остальные блюда вы съели. Свекла с муссом из адыгейского сыра, трубочки с муссом из шпрот, севиче из корюшки, бургер, цветок – ваш заказ, – пишет Шнурова.

Письменные дебаты двух женщин вызвал большой интерес со стороны общественности. «Заведение модное, на деле – дурят людей», — возмущаются одни, «Клевета. В ресторане все вкусно и сделано с душой», — парируют другие. Чтобы выявить победителя этой схватки мы решили развести известных жен в разные стороны ринга и отправиться самим в наделавший шум ресторан.

Для чистоты эксперимента я решила забронировать столик на двоих в то же время, что и Чекалова, — в 19.00. Девушка по телефону долго листала книгу записей и сообщила, что принять нас смогут только в 19.15, объяснив это тем, что броней слишком много и только так можно «сократить поток сервиса». Что означает «сократить поток сервиса» я так и не поняла. И пришла в заведение все-таки в запланированные мной семь часов вечера. В сдержанно-роскошных интерьерах меня встретили приветливо. Не упоминая о предварительной брони, я поинтересовалась, могу ли присесть. Также как при телефонном разговоре хостес долго глядела в книгу и предложила мне столик на двоих у окна, но строго до 21.00. Нужно заметить, что в ресторане на тот момент было свободно около восьми столов. Тут я как бы вспомнила, что бронировала столик на 19.15. Место у окна тут же перешло к нам на неограниченное пользование.

Читайте также:  Цветки насекомоопыляемых растений имеют пестик

В 19.40 мы пригласили официанта. Заказать решили все то, что, по словам Чекаловой, пришлось не доесть и попросить унести на кухню. Трубочки со вкусом бородинского хлеба с муссом из шпрот, печеную свеклу с муссом из адыгейского сыра, севиче из корюшки с антоновкой и аджикой, фермерский бургер с чипсами из корнеплодов и кетчупом из маринованных томатов. Чтобы выбрать вино, мы попросили у официанта винную карту, которую сначала не подали. Девушка сказала, что сейчас к нам подойдет сомелье и поможет определиться с выбором.

Специалиста на месте не оказалось. Официант вернулась с бутылкой и предложила продегустировать вино, которое порекомендовал отсутствовавший сомелье. Терпкий напиток произвел на нас хорошее впечатление, но, поинтересовавшись его ценой и убедившись, что позиция не самая доступная в списке (3800 рублей), я выбрала вино подешевле (2200 рублей). Повезло нам гораздо больше, чем Парфенову. Если его бутылка вина, как утверждает Чекалова, доходила до столика 30 минут, то наша оказалась разлита по бокалам уже в 19.45, то есть всего через пять минут.

Буквально через 15 минут, в 20.00, на стол стали поступать закуски. Первое что поразило – подача трубочек с муссом из шпрот (390 рублей). Глубокая тарелка была заполнена декоративными булыжниками, на которых возлежали сами трубочки. При попытке разрезать их вафельная оболочка разломалась, а мусс растекся по камням – пришлось соскребать его вилкой. Впрочем, разбившиеся о камни шпроты оказались настолько вкусными, что это стоило того. Унести блюдо на кухню не позволила бы ни я, ни мой спутник, разделивший мой восторг.

Закуска из свеклы (410 рублей) была съедена до последней капли нежнейшего адыгейского сыра и фундучного соуса, придающего терпкость блюду. «Чуть язык не проглотил», — поделился со мной впечатлениями спутник. Севиче из корюшки (390 рублей) выглядело в лучших традициях мишленовских ресторанов: мало и непонятно. На вкус оказалось — на любителя. Но отказываться от блюда тоже причины не нашлось. Антоновка придавала кислинку, лук — остроту, а отдельный восторг вызвали скелеты корюшки во фритюре, поданные отдельно.

Бургер (750 рублей), который потребовал у Парфеновых особого объяснения со стороны менеджера, для нас, простых любителей вкусно поесть, показался божественным. Говядина средней прожарки на вид казалась недоведенной до ума из-за ярко-розового цвета. По вкусу «котлета» оказалась вкусной и сочной, а в сочетании с маринованными огурцами и квашенной капустой и вовсе вызвал у нас восторг. Отдельное спасибо за чипсы из корнеплодов, напоминавшие лепестки роз.

В 20.43 пришло время десерта. Разочарование от вкуса было обратно пропорционально восторгу от подачи. Мамин любимый цветок, разбитый о плитку (450 рублей), на пробу оказался просто сладким. Пожалуй, это было единственное его достоинство (не считая, конечно, подачи). Шоколад не нежный, мусс не оставлял приятного послевкусия, которое должен оставлять такой вид десерта. Ощущение, что к концу ужина у повара закончились силы или исчезло вдохновение, не покидало.

Итак, ужин на двоих в ресторане «Кококо» по следам Елены Чекаловой обошелся нам в 5090 рублей. Пришло время подводить итоги. Напускной ажиотаж и имитация чрезмерной востребованности, описанные Чекаловой, все же присутствуют. Что касается кухни, то ни одной объективной причины критиковать вкус блюд, а уж тем более их подачу, не нашлось. И если бы нас попросили выявить победителя данной схватки, то для нас она завершилась бы со счетом 1:1.

Источник

Adblock
detector