Меню

Иван тургенев цветок анализ

Краткий анализ стихотворения «Цветок» (Цветок засохший…) по плану

1. История создания

Стихотворение «Цветок» написано Пушкиным в 1828 году, через полтора года после возвращения в Петербург из Михайловского. Это время принято считать переломным в жизни поэта.

Проведя более 2-х лет в уединении северной ссылки, Пушкин пересмотрел свои взгляды на мир, обрёл новые творческие установки и нравственные ценности.

В стихотворении «Цветок» наметился поворот к философской лирике, а также – к характерным для всей поздней лирики поэта мотивам быстротечности человеческой жизни.

2. Литературное направление

Произведение проникнуто духом сентиментализма. Само обращение к образу цветка и уподобление его человеческой жизни отсылает читателя к сентиментальной традиции.

Поэт размышляет о судьбе неизвестных ему людей, их мыслях, чувствах, переживаниях. Предмет его размышлений – тонкая духовная ткань человеческих отношений.

3. Род

Стихотворение являет собой образец философской лирики. Ему присуща камерность, эмоциональность, обращённость к внутреннему миру человека.

4. Жанр

По форме «Цветок» представляет собой элегию.

Стихотворение выполнено в слегка минорной тональности задумчивого размышления.

5. Проблематика

Основная проблема, затронутая в произведении – хрупкость бытия.

Время и обстоятельства срывают человеческие жизни, словно благоуханные цветы, обречённые на забвение.

«Безуханный» цветок становится символом отцветшей человеческой жизни, не оставившей о себе воспоминаний.

6. Тематика

В стихотворении звучит тема конечности человеческой жизни, хрупкости всего земного.

Автор напоминает нам о ценности каждого мгновения, неслучайности каждой встречи.

7. Идея

Идея стихотворения «Цветок» состоит в том, что всё земное быстро проходит, забывается, подобно красоте и аромату сорванного цветка. Человеческая жизнь – одно мгновение по сравнению с вечностью.

8. Пафос

Стихотворение написано в упоении печалью от созерцания засохшего цветка.

Сожаление о его молодости сродни тоске автора по собственной утраченной юности. Кажется, что поэтом движет грустная мысль о краткости отмеренного людям срока.

9. Система образов

Стихотворение построено на образе цветка, обнаруженного лирическим героем между страниц книги. Поэт называет его «засохшим», «безуханным», «забытым», «неведомым».

Задавая вопросы о судьбе цветка, он постепенно начинает искать следы сорвавшей его руки и думать о тех, кому был дорог цветок.

10. Центральные персонажи

Центральные персонажи стихотворения – увядший цветок, герой и героиня.

Возникают образы неизвестных мужчины и женщины, которых могла связывать неуловимая тайная цветка.

«Он» и «она» лишены портретных и психологических характеристик, автор лишь предполагает, что цветок мог быть подарком при свиданье или разлуке, спутником на одинокой прогулке. Всех троих (цветок, «его», «её») ждёт один удел: забвение.

11. Лирический герой

Лирический герой стихотворения – поэт-мечтатель, в душе которого находит отклик каждое впечатление бытия.

Незаметная деталь – сухой цветок – становится в его сознании поводом для написания философского стихотворения о смысле жизни. Это говорит о чувствительности поэта, его отзывчивости, открытости и душевной уязвимости.

12. Сюжет

Сюжет стихотворения прост. Автор находит в старой книге засохший цветок и пытается представить себе, где он рос, кем и для чего был сорван.

Затем его мысли переносятся к возможным героям драмы, возникает образ любви, символом которой мог стать цветок.

Стихотворение заканчивается предположением о том, что придуманные поэтом герои уже «увяли», подобно цветку. Любая история имеет свой конец, и только живое воображение поэта может её воскресить.

13. Композиция

Стихотворение обладает линейной композицией.

  • Первая строфа повествует о нахождении цветка.
  • Вторая содержит в себе вопросы о его судьбе.
  • В третьей – мысль автора обращается к людям, для которых цветок был не просто растением.
  • Четвёртая строфа содержит вывод, сформулированный в виде вопроса-предположения.

14. Рифма, ритм, строфика

Стихотворение написано четырёхстопным ямбом.

Для него характерна перекрёстная рифмовка (АВАВ).

Встречаются простые и сложные, точные и неточные, мужские и женские рифмы.

15. Художественное своеобразие произведения

Звукопись стихотворения помогает создать образ тихого увядающего растения.

Поэт использует аллитерации с «з», «ц», «с», «ш», «х», благодаря которым кажется, будто слова шелестят и похрустывают, словно страницы пожелтевшей книги или лепестки засохшего цветка, царапающие бумагу.

Ассонансы с «о», «ы», «и», «у» усиливают настроение тишины и печали.

В стихотворении преобладают вопросительные предложения. Поэт задаёт самому себе вопросы. Он не знает наверняка, но лишь предполагает, какой была судьба цветка и тех, кто его сорвал.

Лексика стихотворения сочетает общеупотребительные слова со слегка устаревшими лексемами («безуханный», «сей»). Такое переплетение стилистических особенностей выражает идею о связи прошлого с настоящим.

16. Средства художественной выразительности

Стихотворение построено на образных определениях: «цветок безуханный», «мечтою страной», «неведомый цветок». Обилие прилагательных подчёркивает элегический характер произведения.

Важной особенностью текста является использование олицетворения (цветок представлен как живое существо) и овеществления («Иль, может быть, они увяли…»).

Сначала цветку приписываются свойства умершего человека: он забытый, бездыханный. Для чего и кем он был сорван? Пушкин пытается представить этих людей, но приходит к неожиданному выводу: они и сами подобны цветам, так как судьба сорвёт их своей безжалостной рукой и также предаст забвению.

17. Значение произведения

Стихотворение «Цветок» намечает поворот к глубинным философским вопросам в поздней лирике Пушкина. Кратко и просто оно напоминает о скоротечности жизни и хрупкости всего земного.

18. Актуальность

Жизнь и смерть будут волновать людей столько, сколько им суждено прожить.

Стихотворение «Цветок» всегда будет актуально, так как каждый человек задумывается о том, как быстро всё проходит, пытаясь ухватиться за отдельные образы, воспоминания, мгновенья.

19. Моё отношение

Это стихотворение глубоко запало мне в душу. Оно наполнено искренней печалью и тревогой. Поэта волнует краткость земного пути.

Я нередко думаю о том, для чего мы живём, что останется после нас, что будут вспоминать люди, когда нас не станет. Вещи перестанут иметь большое значение, важно будет лишь то, кого мы любили, какие совершали поступки.

Я благодарна Пушкину за то, что своим стихотворением он даёт нам повод задуматься о самом главном.

20. Чему учит

Стихотворение «Цветок» учит ценить каждую минуту жизни, радоваться её красоте, любить людей и весь мир.

Читайте также:  Комнатный цветок который меняет цвет листьев

Источник

Краткий анализ стихотворения «Цветок» (Цветок засохший…) по плану

Литературное направление и жанр

Тургенев стал родоначальником нового жанра в русской литературе, восходящего к жанру «Маленьких стихотворений в прозе» Бодлера. Но все стихотворения объединяются в цикл, а некоторые исследователи даже считали их подобием поэмы. С другой стороны, стихотворения в цикле разнородны, каждое напоминает другой существующий жанр. Стихотворение в прозе «Щи» похоже на притчу.

Реалист Тургенев изобразил двух женщин, ведущих себя в одной и той же ситуации по-разному в зависимости от того, к какой социальной группе (сословию) они относятся, в какой среде живут и какие ценности в них воспитаны.

История создания

Стихотворение «Цветок» написано Пушкиным в 1828 году, через полтора года после возвращения в Петербург из Михайловского. Это время принято считать переломным в жизни поэта.

Проведя более 2-х лет в уединении северной ссылки, Пушкин пересмотрел свои взгляды на мир, обрёл новые творческие установки и нравственные ценности.

В стихотворении «Цветок» наметился поворот к философской лирике, а также – к характерным для всей поздней лирики поэта мотивам быстротечности человеческой жизни.

Тема, основная мысль и композиция

Тема стихотворения в прозе «Щи» — истинная и ложная душевная тонкость, переживание горя, сочувствие и осуждение.

Основная мысль: люди по-разному переносят горе. Их поведение связано с традициями. Потеря сына – самое большое горе для любой матери, независимо от её социальной принадлежности. Бесчеловечно умалять это горе.

«Щи» имеют эпический сюжет: барыня навещает вдову-крестьянку, у которой умер единственный 20-летний сын, и видит, что та ест щи. Помещица поражается чёрствости крестьянки, а та объясняет, что посолённым щам нельзя пропасть.

Соль для крестьян была огромной ценностью, потому что покупалась за деньги, которых крестьяне не имели.

Как и в любом лирическом произведении, эпический сюжет здесь только повод для раскрытия внутреннего мира лирического героя. Он появляется в последнем предложении-выводе, морали о том, что барыне соль доставалась дёшево. Сразу становится понятно, что лирический герой относится к барыне с осуждением и пренебрежением, сочувствуя при этом крестьянке, понимая и принимая её поведение как правильное.

Насекомое

Снилось мне, что сидит нас человек двадцать в большой комнате с раскрытыми окнами.
Между нами женщины, дети, старики… Все мы говорим о каком-то очень известном предмете – говорим шумно и невнятно.

Вдруг в комнату с сухим треском влетело большое насекомое, вершка в два длиною… влетело, покружилось и село на стену.

Оно походило на муху или на осу. Туловище грязно-бурого цвету; такого же цвету и плоские жесткие крылья; растопыренные мохнатые лапки да голова угловатая и крупная, как у коромыслов; и голова эта и лапки – ярко-красные, точно кровавые.

Странное это насекомое беспрестанно поворачивало голову вниз, вверх, вправо, влево, передвигало лапки… потом вдруг срывалось со стены, с треском летало по комнате – и опять садилось, опять жутко и противно шевелилось, не трогаясь с места.

Во всех нас оно возбуждало отвращение, страх, даже ужас… Никто из нас не видал ничего подобного, все кричали: «Гоните вон это чудовище!», все махали платками издали… ибо никто не решался подойти… и когда насекомое взлетало – все невольно сторонились.

Лишь один из наших собеседников, молодой еще, бледнолицый человек, оглядывал нас всех с недоумением. Он пожимал плечами, он улыбался, он решительно не мог понять, что с нами сталось и с чего мы так волнуемся? Сам он не видел никакого насекомого – не слышал зловещего треска его крыл.

Вдруг насекомое словно уставилось на него, взвилось и, приникнув к его голове, ужалило его в лоб повыше глаз… Молодой человек слабо ахнул – и упал мертвым.

Страшная муха тотчас улетела… Мы только тогда догадались, что это была за гостья.

Повесить его (Стихотворение в прозе)

— Это случилось в 1805 году, — начал мой старый знакомый, — незадолго до Аустерлица. Полк, в котором я служил офицером, стоял на квартирах в Моравии.Нам было строго запрещено беспокоить и притеснять жителей; они и так смотрели на нас косо, хоть мы и считались союзниками.У меня был денщик, бывший крепостной моей матери, Егор по имени. Человек он был честный и смирный; я знал его с детства и обращался с ним как с другом.Вот однажды в доме, где я жил, поднялись бранчивые крики, вопли: у хозяйки украли двух кур, и она в этой краже обвиняла моего денщика. Он оправдывался, призывал меня в свидетели… «Станет он красть, он, Егор Автамонов!» Я уверял хозяйку в честности Егора, но она ничего слушать не хотела.Вдруг вдоль улицы раздался дружный конский топот: то сам главнокомандующий проезжал со своим штабом.Он ехал шагом, толстый, обрюзглый, с понурой головой и свислыми на грудь эполетами.Хозяйка увидала его — и, бросившись наперерез его лошади, пала на колени — и вся растерзанная, простоволосая, начала громко жаловаться на моего денщика, указывала на него рукою.— Господин генерал! — кричала она, — ваше сиятельство! Рассудите! Помогите! Спасите! Этот солдат меня ограбил! Егор стоял на пороге дома, вытянувшись в струнку, с шапкой в руке, даже грудь выставил и ноги сдвинул, как часовой, — и хоть бы слово! Смутил ли его весь этот остановившийся посреди улицы генералитет, окаменел ли он перед налетающей бедою — только стоит мой Егор да мигает глазами — а сам бел, как глина! Главнокомандующий бросил на него рассеянный и угрюмый взгляд, промычал сердито: — Ну. Стоит Егор как истукан и зубы оскалил! Со стороны посмотреть: словно смеется человек.Тогда главнокомандующий промолвил отрывисто: — Повесить его! — толкнул лошадь под бока и двинулся дальше — сперва опять-таки шагом, а потом шибкой рысью. Весь штаб помчался вслед за ним; один только адъютант, повернувшись на седле, взглянул мельком на Егора.Ослушаться было невозможно… Егора тотчас схватили и повели на казнь.Тут он совсем помертвел — и только раза два с трудом воскликнул: — Батюшки! батюшки! — а потом вполголоса: — Видит бог — не я! Горько, горько заплакал он, прощаясь со мною. Я был в отчаянии.— Егор! Егор! — кричал я, — как же ты это ничего не сказал генералу! — Видит бог, не я, — повторял, всхлипывая, бедняк.Сама хозяйка ужаснулась. Она никак не ожидала такого страшного решения и в свою очередь разревелась! Начала умолять всех и каждого о пощаде, уверяла, что куры ее отыскались, что она сама готова всё объяснить… Разумеется, всё это ни к чему не послужило. Военные, сударь, порядки! Дисциплина! Хозяйка рыдала всё громче и громче.Егор, которого священник уже исповедал и причастил, обратился ко мне: — Скажите ей, ваше благородие, чтоб она не убивалась… Ведь я ей простил.Мой знакомый повторил эти последние слова своего слуги, прошептал: «Егорушка, голубчик, праведник!» — и слезы закапали по его старым щекам.

Читайте также:  Огненный цветок алиады екатерина мордвинцева катарина элизабет мароу

Старик

Настали темные, тяжелые дни…

болезни, недуги людей милых, холод и мрак старости… Всё, что ты любил, чему отдавался безвозвратно, – никнет и разрушается. Под гору пошла дорога.

Что же делать? Скорбеть? Горевать? Ни себе, ни другим ты этим не поможешь.

На засыхающем, покоробленном дереве лист мельче и реже – но зелень его та же.

Сожмись и ты, уйди в себя, в свои воспоминанья, – и там, глубоко-глубоко, на самом дне сосредоточенной души, твоя прежняя, тебе одному доступная жизнь блеснет перед тобою своей пахучей, всё еще свежей зеленью и лаской и силой весны!

Но будь осторожен… не гляди вперед, бедный старик!

Два брата

Передо мною появилось два ангела… два гения.

Я говорю: ангелы… гении – потому что у обоих на обнаженных телах не было никакой одежды и за плечами у каждого вздымались сильные длинные крылья.

Оба – юноши. Один – несколько полный, гладкокожий, чернокудрый. Глаза карие, с поволокой, с густыми ресницами; взгляд вкрадчивый, веселый и жадный. Лицо прелестное, пленительное, чуть-чуть дерзкое, чуть-чуть злое. Алые пухлявые губы слегка вздрагивают. Юноша улыбается, как власть имеющий – самоуверенно и лениво; пышный цветочный венок слегка покоится на блестящих волосах, почти касаясь бархатных бровей. Пестрая шкурка леопарда, перехваченная золотой стрелою, легко повисла с округлого плеча на выгнутое бедро. Перья крыльев отливают розовым цветом; концы их ярко-красны, точно омочены багряной, свежей кровью. От времени до времени они трепещут быстро, с приятным серебристым шумом, шумом весеннего дождя.

Другой был худ и желтоват телом. Ребра слабо виднелись при каждом вдыхании. Волосы белокурые, жидкие, прямые; огромные, круглые, бледно-серые глаза… взгляд беспокойный и странно-светлый. Все черты лица заостренные; маленький полураскрытый рот с рыбьими зубами; сжатый, орлиный нос, выдающийся подбородок, покрытый беловатым пухом. Эти сухие губы ни разу, никогда не улыбнулись.

То было правильное, страшное, безжалостное лицо! (Впрочем, и у первого, у красавца, – лицо, хоть и милое и сладкое, жалости не выражало тоже.) Вокруг головы второго зацепилось несколько пустых поломанных колосьев, перевитых поблеклой былинкой. Грубая серая ткань обвивала чресла; крылья за спиною, темно-синие, матового цвета, двигались тихо и грозно.

Оба юноши казались неразлучными товарищами.

Каждый из них опирался на плечо другого. Мягкая ручка первого лежала, как виноградный грозд, на сухой ключице второго; узкая кисть второго с длинными тонкими пальцами протянулась, как змея, по женоподобной груди первого.

И послышался мне голос… Вот что произнес он: «Перед тобой Любовь и Голод – два родных брата, две коренных основы всего живущего.

Всё, что живет – движется, чтобы питаться; и питается, чтобы воспроизводить.

Любовь и Голод – цель их одна: нужно, чтобы жизнь не прекращалась, собственная и чужая – всё та же, всеобщая жизнь».

Корреспондент

Двое друзей сидят за столом и пьют чай.

Внезапный шум поднялся на улице. Слышны жалобные стоны, ярые ругательства, взрывы злорадного смеха.

– Кого-то бьют, – заметил один из друзей, выглянув из окна.

– Преступника? Убийцу? – спросил другой. – Слушай, кто бы он ни был, нельзя допустить бессудную расправу. Пойдем заступимся за него.

– Не убийцу? Так вора? Всё равно, пойдем отнимем его у толпы.

– Не вора? Так кассира, железнодорожника, военного поставщика, российского мецената, адвоката, благонамеренного редактора, общественного жертвователя?… Все-таки пойдем поможем ему!

– Нет… это бьют корреспондента.

– Корреспондента? Ну, знаешь что: допьем сперва стакан чаю.

Анализ стихотворения Тургенева «Дурак»»

Человека имеющего свое острое личное мнение всегда воспринимают, и будут воспринимать по-разному: трусливые конформисты безоговорочно подчинятся ему, остальные напротив — высмеют и попытаются противоречить всему сказанному. Тех и других огромное множество, они формируют безголовое общество. В стихотворение в прозе «Дурак» И. С. Тургенев попытался раскрыть нам глаза на примере главного героя — ярчайший представитель неграмотного поколения.

И. С. Тургенев жил и творил более столетия назад, но в актуальности данной проблемы сомнений нет. Дураки и трусы всячески облегчают себе жизнь, забывая о правильности поступков.

Автор своей сатирической манерой дает понять, что герой вовсе не изменился, изменилось лишь отношения к нему, со стороны жалкого общества. Финальная фраза ежесекундно убеждает в этом: «Житье дуракам между трусами».

Я полностью согласен с мнением классика. Трусы, представленные И. С. Тургенев. никогда не смогут встать против чужого мнения, даже самого нелепого и смешного, лишь робко кивнут головой.

Вспомните молодого Пьера из романа «Войны и Мир» Л. Н. Толстого. как он был осужден и выставлен на смех глупым кружком в столичном салоне Анны Шерер. А за что? Всего лишь за красоту мысли, которая противоречила хозяйке салона и ее окружению. К злободневной проблеме о трусливом поколении обращались и М. Ю. Лермонтов «Герой нашего времени», А. С. Грибоедов «Горе от ума», отчасти и Н. В. Гоголь «Мертвые души».

Читайте также:  Дерево с цветками как у рябины

А еще всем нам знакомы люди, пылающие страстью скупать разрекламированные товары. Разве это не признак глупого поколения и малоразвитого общества.

Каждый уважающий себя человек не хочет оказаться дураком и представителем трусливого общества, поэтому следует оставаться независимым в своих суждениях и в выборе авторитетов. Работа над собой является самым действенным средством.

Два богача

Когда при мне превозносят богача Ротшильда, который из громадных своих доходов уделяет целые тысячи на воспитание детей, на лечение больных, на призрение старых – я хвалю и умиляюсь.

Но, и хваля и умиляясь, не могу я не вспомнить об одном убогом крестьянском семействе, принявшем сироту-племянницу в свой разоренный домишко.

– Возьмем мы Катьку, – говорила баба, – последние наши гроши на нее пойдут, – не на что будет соли добыть, похлебку посолить…

– А мы ее… и не соленую, – ответил мужик, ее муж.

Далеко Ротшильду до этого мужика!

Пир у Верховного Существа

Однажды Верховное Существо вздумало задать великий пир в своих лазоревых чертогах.

Все добродетели были им позваны в гости. Одни добродетели… мужчин он не приглашал… одних только дам.

Собралось их очень много – великих и малых. Малые добродетели были приятнее и любезнее великих; но все казались довольными и вежливо разговаривали между собою, как приличествует близким родственникам и знакомым.

Но вот Верховное Существо заметило двух прекрасных дам, которые, казалось, вовсе не были знакомы друг с дружкой.

Хозяин взял за руку одну из этих дам и подвел ее к другой.

«Благодетельность!» – сказал он, указав на первую.

«Благодарность!» – прибавил он, указав на вторую.

Обе добродетели несказанно удивились: с тех пор как свет стоял – а стоял он давно, – они встречались в первый раз!

Лазурное царство

О лазурное царство! О царство лазури, света, молодости и счастья! Я видел тебя… во сне.

Нас было несколько человек на красивой, разубранной лодке. Лебединой грудью вздымался белый парус под резвыми вымпелами.

Я не знал, кто были мои товарищи; но я всем своим существом чувствовал, что они были так же молоды, веселы и счастливы, как и я!

Да я и не замечал их. Я видел кругом одно безбрежное лазурное море, всё покрытое мелкой рябью золотых чешуек, а над головою такое же безбрежное, такое же лазурное небо – и по нем, торжествуя и словно смеясь, катилось ласковое солнце.

И между нами по временам поднимался смех звонкий и радостный, как смех богов!

А не то вдруг с чьих-нибудь уст слетали слова, стихи, исполненные дивной красоты и вдохновенной силы… Казалось, самое небо звучало им в ответ – и кругом море сочувственно трепетало… А там опять наступала блаженная тишина.

Слегка ныряя по мягким волнам, плыла наша быстрая лодка. Не ветром двигалась она; ею правили наши собственные играющие сердца. Куда мы хотели, туда она и неслась, послушно, как живая.

Нам попадались острова, волшебные, полупрозрачные острова с отливами драгоценных камней, яхонтов и изумрудов. Упоительные благовония неслись с округлых берегов; одни из этих островов осыпали нас дождем белых роз и ландышей; с других внезапно поднимались радужные длиннокрылые птицы.

Птицы кружились над нами, ландыши и розы таяли в жемчужной пене, скользившей вдоль гладких боков нашей лодки.

Вместе с цветами, с птицами прилетали сладкие, сладкие звуки… Женские голоса чудились в них… И всё вокруг: небо, море, колыхание паруса в вышине, журчание струи за кормою – всё говорило о любви, о блаженной любви!

И та, которую каждый из нас любил, – она была тут… невидимо и близко. Еще мгновение – и вот засияют ее глаза, расцветет ее улыбка… Ее рука возьмет твою руку – и увлечет тебя за собою в неувядаемый рай!

О лазурное царство! я видел тебя… во сне.

«Анализ стихотворения в прозе «Дурак»»

Человека имеющего свое острое личное мнение всегда воспринимают, и будут воспринимать по-разному: трусливые конформисты безоговорочно подчинятся ему, остальные напротив — высмеют и попытаются противоречить всему сказанному. Тех и других огромное множество, они формируют безголовое общество. В стихотворение в прозе «Дурак» И. С. Тургенев попытался раскрыть нам глаза на примере главного героя — ярчайший представитель неграмотного поколения.
И. С. Тургенев жил и творил более столетия назад, но в актуальности данной проблемы сомнений нет. Дураки и трусы всячески облегчают себе жизнь, забывая о правильности поступков.

Автор своей сатирической манерой дает понять, что герой вовсе не изменился, изменилось лишь отношения к нему, со стороны жалкого общества. Финальная фраза ежесекундно убеждает в этом: «Житье дуракам между трусами».

Я полностью согласен с мнением классика. Трусы, представленные И. С. Тургенев. никогда не смогут встать против чужого мнения, даже самого нелепого и смешного, лишь робко кивнут головой.

Вспомните молодого Пьера из романа «Войны и Мир» Л. Н. Толстого. как он был осужден и выставлен на смех глупым кружком в столичном салоне Анны Шерер. А за что? Всего лишь за красоту мысли, которая противоречила хозяйке салона и ее окружению. К злободневной проблеме о трусливом поколении обращались и М. Ю. Лермонтов «Герой нашего времени», А. С. Грибоедов «Горе от ума», отчасти и Н. В. Гоголь «Мертвые души».

А еще всем нам знакомы люди, пылающие страстью скупать разрекламированные товары. Разве это не признак глупого поколения и малоразвитого общества.

Каждый уважающий себя человек не хочет оказаться дураком и представителем трусливого общества, поэтому следует оставаться независимым в своих суждениях и в выборе авторитетов. Работа над собой является самым действенным средством.

Источник

Adblock
detector