Меню

Двухутренний цветок что это

Язык как укрощённая стихия

Почему Александра Сергеевича Пушкина называют родоначальником современного русского языка? Ответ на этот вопрос даёт «Словарь языка Пушкина», включающий более 21 тысячи лексических единиц. Но все ли из них нам понятны и знакомы?

«Словарь языка Пушкина» состоит из четырех томов и включает лексику, использовавшуюся в поэтических, прозаических и эпистолярных произведениях автора. Большинство слов и выражений нам понятны, однако встречаются и такие, которые нуждаются в дополнительном толковании.

Например, слово барыня нам известно, а вот кто такая барская барыня – загадка. Оказывается, так называли ключницу, экономку из дворни. «Наконец приблизилась старая барская барыня…» («Пиковая дама»).

Сейчас о собаке говорят, что она дворовая, а у Пушкина встречается еще одна форма этого прилагательного – дворная: «Она целый день в саду или в поле с книгой в руках, окружена дворными собаками, говорит о погоде на распев и с чувством потчует вареньем» («Роман в письмах»).

Басурманка это не только иноземка, иноверка, мусульманка. Это еще и разбойница, шалунья. Кроме того, Пушкин в стихотворении «Гусар» употребляет это существительное в значении, близком к понятию «ведьма»: «И вдруг на венике верхом взвилась в трубу и улизнула. – Эге! Смекнул в минуту я: Кума-то, видно, басурманка».

Наперсница — (от устар. перси – «грудь») та, которой поверяют сокровенные мысли и тайны; задушевная подруга. В этом определении перси и душа сближаются по месту их нахождения на теле человека, ибо одно из значений слова душа — ямочка между ключицами. (Здесь, за душой, обычно хранили деньги, отсюда и буквальный смысл выражения За душой нет ни гроша.)

Параша эта
Наперсница ее затей;
Шьет, моет, вести переносит,
Изношенных капотов просит,
Порою с барином шалит,
Порой на барина кричит
И лжет пред барыней отважно.

(«Граф Нулин»).

Из этого краткого, но такого ёмкого описания следует простая мысль: никому нельзя доверять, особенно коварным наперсницам из числа лживых дворовых девок.

В романе «Евгений Онегин» в монологе терзаемого ревностью Ленского встречается редкое прилагательное — двухутренний:

Он мыслит: «Буду ей спаситель.
Не потерплю, чтоб развратитель
Огнем и вздохов и похвал
Младое сердце искушал;
Чтоб червь презренный, ядовитый
Точил лилеи стебелек;
Чтобы двухутренний цветок
Увял еще полураскрытый».

Двухутренний – существующий только второе утро. Этим прилагательным (в отличие от «двухдневный») автор усиливает признак начала жизни, неопытности юной девы.

Еще одна интересная история скрывается за словом облатка. В романе Пушкина оно употреблено в значении «кружочек из бумаги с клеем для запечатывания писем»: «Татьяна то вздохнет, то охнет;/ Письмо дрожит в ее руке,/ Облатка розовая сохнет/ На воспаленном языке». Но слово это многозначное: облатка — это еще и кружок из теста, религиозная выпечка, и лечебная пилюлька в виде капсулы с порошком внутри.

Прилагательное мучительный сейчас означает «причиняющий муку, страдание»: мучительный кашель. Такое толкование не вызывает вопросов. Однако у Пушкина в стихотворной строке Забуду ль гордую мучительную деву встречается иной оттенок значения: мучительный – склонный мучить. Сюжет, явленный в стихотворении «Поедем, я готов…», биографичен: Пушкин получил очередной отказ Гончаровой и хотел уехать в дальнее путешествие, чтобы отвлечься от тяжких дум.

Поедем, я готов; куда бы вы, друзья,
Куда б ни вздумали, готов за вами я…
Повсюду следовать, надменной убегая:
К подножию ль стены далекого Китая,
В кипящий ли Париж, туда ли, наконец,
Где Тасса не поет уже ночной гребец,
Где древних городов под пеплом дремлют мощи,
Где кипарисные благоухают рощи,
Повсюду я готов. Поедем… но, друзья,
Скажите: в странствиях умрет ли страсть моя?
Забуду ль гордую, мучительную деву,
Или к ее ногам, ее младому гневу,
Как дань привычную, любовь я принесу?

Вот и привычное нам слово журналист встречается в пушкинской переписке в ином значении – «издатель журнала»: От того, что книга будет напечатана в марте, а не в январе, сочинитель может потерять несколько тысяч рублей, а журналист несколько сот подписчиков. В этом же значении встречается и пренебрежительный вариант журнальщик: «…освобождение от альманашников, журнальщиков и прочих щепетильных литературщиков».

Ироида – это не вариант женского имени, а стихотворное послание, в котором от лица какого-то исторического героя (чувствуете созвучие?) описываются бедствия и душевные страдания, вызванные, как правило, несчастной любовью: К сему роду должны отнестись те стихотворения, коих формы были известны грекам и римлянам: ода, эклога, ироида, элегия…

Как известно, Пушкин по праву гордился своим славным предком Ганнибалом, отличившимся при штурме НаварИна – турецкого порта и крепости. Прилагательное наваринский встречается в строках «Вот верный брат его, герой архипелага,/ Вот наваринский Ганнибал» («Воспоминания в Царском Селе»). Внимательному читателю это прилагательное могло встретиться в «Мёртвых душах» Гоголя, в том эпизоде, когда Чичиков пошил себе фрак цвета «наваринского пламени с дымом». Оказывается, название этого ультрамодного оттенка было навеяно популярной тогда картиной И. Айвазовского «Наваринский бой». В ней были необыкновенно переданы сложные оттенки моря, а также пламени и смешанного с ним дыма, где сливаются и переходят друг в друга желтое, красное, зелёное, коричневое. Чичиков, как известно, сначала искал на ярмарке любимое сукно «брусничных цветов с искрой», затем «бутылочных» оттенков, а приобрёл нечто экстравагантное — желто-зелено-коричневое, то есть того самого «наваринского дыму с пламенем».

Читайте также:  Продолжительность жизни цветка астры

Кстати, новомодный фрак вполне во времена Пушкина мог именоваться рухлядью. В современном понимании рухлядь – это всякий ненужный хлам, но двести с лишним лет назад этим словом обозначали домашний скарб, утварь, накопленное годами имущество, предметы гардероба. В «Капитанской дочке» в эпизоде грабежа читаем: «Несколько разбойников вытащили на крыльцо Василису Егоровну. Один уже успел нарядиться в ее душегрейку. Другие таскали перины, сундуки, чайную посуду, белье и всю рухлядь». Как видим, в этом контексте слово не имеет пренебрежительного оттенка, а обозначает то, что нажито, пожитки.

«Как материал словесности, язык славяно-русский имеет неоспоримое превосходство пред всеми европейскими», — писал Пушкин. Тут и гармония грамматики, и сладкозвучие, и богатство лексики, и «простонародное наречие», приближенное к книжному… В результате такой интеграции и гениального языкового чутья Пушкина появился язык как укрощенная великим поэтом «стихия, данная нам для сообщения наших мыслей». Потому «Словарь языка Пушкина» — это интереснейшая находка для тех, кому хочется понять значения как привычных, так и необычных слов, погрузиться в лингвистические и исторические изыскания, чтобы по достоинству оценить пушкинский вклад в развитие современного русского языка.

Источник

Библиотека Ленинградской области

МУНИЦИПАЛЬНОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ

«ЦЕНТРАЛЬНАЯ МЕЖПОСЕЛЕНЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА»

КИРОВСКАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА

Пушкинский букет

Иллюстрированный литературно-поэтический обзор

Цветы, эти прекрасные хрупкие творения природы, всегда были рядом с человеком. Цветы и природа всегда вдохновляли поэтов, художников, музыкантов. Сколько поэтических легенд, преданий, стихов во все времена было сложено о цветах.

И, конечно, одним из самых больших поклонников богини Флоры, посвятивших цветам строки многих своих стихотворений, можно по праву назвать великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина.

Перед читателями удивительное по своей красоте и силе воздействия на мир чувств стихотворение «Цветок»:

Читайте также:  Горчица семейство значение формула цветка

Цветок засохший, безуханный,

И вот уже мечтою странной

Где цвел? когда? какой весною?

И долго ль цвел? и сорван кем,

На память нежного ль свиданья,

В тиши полей, в тени лесной?

А. С. Пушкин. Цветок («Цветок засохший, безуханный. »)

Нет ничего на земле прекраснее, нежнее цветов. Природа создала огромное многообразие совершеннейших форм, неповторимых тонов с нежнейшими оттенками. Для человека цветы всегда были символом совершенства, эталоном гармонии. Им приписывали магическую силу, их одушевляли, обожествляли.

Роскошных первенцев полей.

А. С. Пушкин. «Цветы последние милей. »

Откроем же томик пушкинских стихов, полюбуемся на удивительной красоты букет, по цветку, по веточке собранный гениальным поэтом.

Сирень и ландыши, черемуха и гелиотроп, лилии и розы…

Вот ближе! скачут. и на двор

Татьяна прыг в другие сени,

С крыльца на двор, и прямо в сад,

Летит, летит; взглянуть назад

По цветникам летя к ручью.

А. С. Пушкин. Евгений Онегин, глава третья

Сирень, любимейший в России кустарник, у Пушкина встречается в непривычном для нас написании. На рубеже XVIII и XIX веков этот кустарник именовали по-разному: и сирена, и сирен, и даже серин. Но чаще всего употреблялась форма множественного числа – «сирены» (или «синие сирены»).

Именно её и использовал Пушкин. Некоторые издатели уже в наше время пытались неуклюже исправлять Пушкина, печатали «кусты сирень», но теперь во всех академических изданиях восстановлен благозвучный пушкинский вариант.

Красивая легенда гласит, что появилась сирень однажды весной, когда богиня цветов и весны Флора отправилась будить солнце, чтобы скорее услышать пение птиц, полюбоваться яркой молодой зеленью травы, разукрасить землю цветами. Солнце вместе с богиней радуги Ирис спустилось на землю, и Флора принялась за работу.

Она стала золотые лучи солнца смешивать с разноцветными красками радуги и щедро разбрасывать по земле. Земля покрылась яркими цветами – синими, красными, желтыми, голубыми. Вдруг заметила Флора, что осталась у неё только лиловая краска и белая, и она этими остатками краски окрасила кусты. Получилось удивительно красиво!

Особые отношения сложились у Пушкина с розой, этому чудесному цветку он посвятил множество удивительных стихотворных строк.

Так соловей в кустах лавровых,

Пернатый царь лесных певцов,

Близ розы гордой и прекрасной

В неволе сладостной живет

Во мраке ночи сладострастной.

А. С. Пушкин. «О дева-роза, я в оковах. »

По древней восточной легенде, роза была назначена Аллахом правительницей цветов вместо дивно красивого, но ленивого лотоса… Когда соловей увидел эту чудесную новую царицу цветов, то был так пленен ее прелестью, что в восторге прижал к своей груди. Но острые шипы, как кинжалы, вонзились ему в сердце и теплая алая кровь, брызнув из любящей груди несчастного, оросила собой нежные лепестки дивного цветка.

Читайте также:  Эпифиллум леди ночь цветок

В безмолвии садов, весной, во мгле ночей,

Поет над розою восточный соловей.

Но роза милая не чувствует, не внемлет,

И под влюбленный гимн колеблется и дремлет.

Не так ли ты поешь для хладной красоты?

Опомнись, о поэт, к чему стремишься ты?

Она не слушает, не чувствует поэта;

Глядишь — она цветет; взываешь — нет ответа.

С древнейших времен перед красотой этого цветка преклонялись все народы, особенно в странах Востока. В Индии утверждали, что богиня любви, красоты и плодородия Лакшми появилась из лепестков роз. Поэтому роза – символ божественной тайны, любви, красоты, тишины.

Разве можно представить нашу поэзию без таких вот чудесных, завораживающих душу строк:

Только что на проталинах весенних

Показались ранние цветочки,

Как из чудного царства воскового,

Из душистой келейки медовой

Полетела по ранним цветочкам

О красной весне поразведать,

Скоро ль будет гостья дорогая,

Скоро ль у кудрявой у березы

Распустятся клейкие листочки,

Зацветет черемуха душиста.

Роскошен Пушкинский букет. Здесь черемуха и сирень, фиалки и ландыши, розы и лилии.

Лилия… Красота её формы, ослепительная белизна, чудесный аромат породили множество легенд. Цветку приписывали божественное происхождение. С давних времен на Руси, в странах Востока, в Европе лилия – символ чистоты, непорочности, надежды.

Существует предание, что с лилией в руке явился в день Святого Благовещения Архангел Гавриил к Пресвятой Деве, и поэтому на всех наших иконах, представляющих это событие, он изображается с ветвью лилий в руках.

Вспомним, как накануне дуэли Ленский думает об Ольге:

…Он мыслит: «Буду ей спаситель.

Не потерплю, чтоб развратитель

Огнем и вздохов и похвал

Чтоб червь презренный, ядовитый

Чтобы двухутренний цветок

А. С. Пушкин. Евгений Онегин, глава шестая

У Ленского сравнение Ольги с лилией – дань романтическому вкусу и моде того времени. А сам Пушкин во 2-й главе «Евгения Онегина» сравнивает расцветающую, юную Ольгу с ландышем, как бы скрывающим свою девственную целомудренную красоту.

В глуши, под сению смиренной,

Цвела, как ландыш потаенный,

А. С. Пушкин. Евгений Онегин, глава вторая

Ландыш… Стебелек, усыпанный, будто жемчужинками, ослепительно-белыми маленькими колокольчиками, благоухающими неповторимым, нежным ароматом. Очарование этого цветка таково, что никого он не может оставить равнодушным. Ландыш – цветок Пресвятой Девы. Есть христианское сказание о происхождении ландыша из горючих слез Пресвятой Богородицы, которые она проливала, стоя у креста распятого Сына.

Горючие эти слезы падали крупными каплями на землю и на месте их падения возникали чистые белые ландыши, которые, осыпавшись, превращались в красные, напоминающие собой капли крови, плоды.

И теперь существует поверье, что в светлые лунные ночи, когда вся земля объята глубоким сном, Царица Небесная, окруженная венцом из блестящих, как серебро, ландышей, появляется иногда перед теми счастливцами, которым готовит какую-нибудь нечаянную радость.

Два радостных события стоят рядом — День Пресвятой Троицы и день рождения А.С. Пушкина.

«На рубеже весны и лета,

Никто не выйдет без букета

Окрасят щедро в этот день».

«Цветы…Я предан вам душой», — написал когда-то Александр Сергеевич Пушкин, и мы благодарны Александру Сергеевичу за то, что в своих гениальных стихах он не уставал воспевать эти удивительные и прекрасные творения природы.

Источник

Adblock
detector