Меню

Чем кипрей помогает молодым соснам из рассказа заботливый цветок кипрея

Русская сказка

Читайте, смотрите и слушайте детские сказки

Заботливый цветок

Рассказ Константина Паустовского «Заботливый цветок»

Константина Паустовского называют пейзажистом русской литературы. И это не случайно. Ранние произведения писателя наполнены романтизированными описаниями российской природы, в них много лирики, поэзии, возвышенных чувств. Немного иной ракурс представлен в более поздней прозе Паустовского. С этим новым взглядом на природу читатель знакомится в рассказе «Заботливый цветок».

На смену сугубо художественному воспроизведению пейзажей приходит разумное осмысление природы, ее таинств, ее загадок. В итоге, в обыкновенных природных явлениях начинает проступать что-то сказочное и необыкновенное. Например, цветок кипрей, который стал главным героем рассказа «Заботливый цветок». Он мало чем примечателен для обывателя, разве лишь тем, что из него заваривают дешевый чай, но за счет своих свойств он становится волшебным. Эта трава согревает неокрепшие ростки сосенок от мороза, потому что выделяет тепло. Так кипрей помогает побегам и корешкам пережить первые осенние заморозки. Поэтому лесник и называет кипрей своим помощником.

Писатель видит в природе не только эстетическую сторону, но и некий практический смысл, в котором тоже заключена красота. Подобный взгляд на окружающую действительность перекликается с традиционно русской нравственной установкой, транслируемой во многих произведениях народного творчества, — судить не только по одежке, ценить не только за внешнюю красоту, но и за красоту душевную. В данном случае «душевная красота», как эпитет для растения, – не преувеличение. У Паустовского все травинки, былинки, звери, птицы очеловечены, природа антропоморфна.

Видеть красоту в каждом человеке, в природе, ценить доброту – вот эстетический идеал Паустовского, который просматривается в рассказе. Раскрытию прекрасных сторон в человеке и в каждом природном явлении и сделал своей целью автор. Пусть даже это будет всего лишь небольшой цветочек, но сколько от него пользы. А в этой пользе и сокрыта красота.

Природа у Паустовского

Если попытаться нарисовать портрет природы по произведениям Паустовского, то мы увидим, что автор изображает ее как целостный организм: все в нем взаимосвязано, все существует в гармонии, все процессы целесообразны. Вот и кипрей в рассказе «Заботливый цветок» создан матерью-природой не просто так, у него важная функция – быть нянькой для молодой поросли, согревать от морозов и не давать погибнуть. Все дело в том, что кипрей не дает инею от первых заморозков попадать на землю вокруг неокрепших побегов и так спасает их от вымерзания. Эту важную функцию люди заметили не сразу и когда-то безжалостно вырывали растение как сорное. Но ботаники обратили внимание на необычное свойство цветка и теперь отношение к нему совсем иное.

Люди у Паустовского?

Отношением к природе автор измеряет и ценность человека. Знание природных законов, понимание окружающей действительности – вот мерило нравственности для него. Поэтому в рассказе писатель с трепетом и любовью изображает лесника, знающего про каждое растение и даже мечтающего написать про каждую травинку сказку, Анну Петровну, которую автор ласково называет Анютой, — сотрудницу лесничества.

Эти люди живут душа в душу с природой и поэтому заслуживают уважение писателя.

Читайте рассказ русского писателя Константина Паустовского о заботливом цветке онлайн, бесплатно и без регистрации, крупным шрифтом.

Есть такое растение – высокое, с красными цветами. Цветы эти собраны в большие стоячие кисти. Называется оно кипрей.

Об этом кипрее я и хочу рассказать.

Прошлым летом я жил в маленьком городке на одной из наших полноводных рек. Около этого городка сажали сосновые леса.

Как всегда в таких городках, на базарной площади весь день стояли телеги с сеном. Около них спали мохнатые лошадёнки. К вечеру стадо, возвращаясь из лугов, подымало красную от заката пыль. Охрипший громкоговоритель передавал местные новости.

Однажды я шёл перед вечером мимо базарной площади в лесничество. Оно помещалось на окраине городка над рекой. Среди улицы мальчишки играли в футбол. Громкоговоритель висел на телеграфном столбе. Он неожиданно защелкал, откашлялся и сказал басом:

«Ребята! Напоминаем, что завтра в шесть часов утра состоится поход в Моховой лес для сбора сосновых шишек из беличьих запасов. Руководить походом будет сотрудница лесничества Анна Петровна Заречная».

Я не мог понять, о каких беличьих запасах идёт речь. Кого бы расспросить об этом? Мальчишки продолжали гонять мяч, будто они и не слыхали громового голоса из чёрной тарелки на столбе. Из окна в соседнем домишке высунулась старушка.

– Петя! – закричала она дребезжащим голосом. – Кузя! Ступайте домой, неслухи. Завтра спозаранку в лес идти, а вы футбол затеяли. Я вас на заре подымать не буду. Я вам не будильник.

– Счас! – закричали в ответ мальчики. – Последний гол забьём!

Неожиданно футбольный мяч угодил в козу, привязанную к крылечку. Коза вскрикнула, взвилась на дыбы и оборвала верёвку. Мальчишки бросились врассыпную. Из всех окошек высунулись разгневанные хозяйки.

– Озорники! – закричали хозяйки. – Вот скажем Анне Петровне, чтобы она вас в лес не брала.

Я пошёл дальше. За углом я увидел мальчиков. Они, оказывается, прятались там от хозяек.

– Ребята, – спросил я мальчиков, – что это за беличьи запасы, про которые объявляли по радио?

Мальчики наперебой начали рассказывать мне, что никто лучше белок не умеет собирать сосновые шишки.

– Они их себе на зиму запасают! – кричали мальчики. – Складывают в дупла. Да ты не толкайся, дай мне сказать. Белка только здоровые шишки берёт.

– Без нас эти шишки никто и не достанет! – закричал мальчик с отчаянными синими глазами. – Дупло высоко. А мы туда – раз-раз! Мигом долезем и все шишки выберем.

Читайте также:  Файл заготовки цветок информатика 5 класс

– А вам белок не жалко? – спросил я.

– Белки не обижаются! – закричали, волнуясь, мальчики. – Они за два-три часа опять полное дупло натаскают.

– Вы в лесничество идёте? – спросил меня мальчик с синими глазами.

– Мы давно приметили, что вы туда ходите. Так вы, пожалуйста, Анне Петровне про козу не рассказывайте. Мы в неё мячом случайно попали.

Я пообещал ничего не говорить Анне Петровне. Но даже если бы я ей и рассказал про случай с козой, то Анна Петровна (все в лесничестве её звали Анютой) на мальчиков не рассердилась бы, потому что сама была молодая, весёлая и только год назад окончила лесной техникум.

Около дома, где помещалось лесничество, разросся по склону оврага тенистый сад. По дну оврага протекала речушка. Тут же невдалеке она впадала в большую реку.

Речушка была тихая, с ленивым течением и густыми зарослями по берегам. В этих зарослях была протоптана к воде тропинка, а около неё стояла скамейка. В свободные минуты лесничий Михаил Михайлович, Анюта и другие сотрудники лесничества любили немного посидеть на этой скамейке, посмотреть, как толчётся над водой мошкара и как заходящее солнце догорает на облаках, похожих на парусные корабли.

В этот вечер я застал Михаила Михайловича и Анюту на скамейке на берегу реки.

В омуте у наших ног плавала необыкновенно зелёная ряска. На чистых местах цвёл водокрас – белые и тонкие, как папиросная бумага, цветы с красной сердцевиной. Выше омута на крутом берегу островами разросся кипрей.

– Кипрей – это наш помощник, – заметил Михаил Михайлович.

– И белки тоже неплохие помощники, – добавила Анюта.

– О белках я узнал только что, – сказал я. – От мальчиков. Это правда, что вы отбираете у белок сосновые шишки?

– А как же! – ответила Анюта. – Лучших сборщиков шишек, чем белки, нету на свете. Пойдёмте с нами завтра в лес. Сами увидите.

– Ну что ж, – согласился я. – Пойдёмте. А вот кипрей чем вам помогает, я не знаю. До сих пор я только знал, что его листья заваривают вместо чая.

– Потому его и прозвали в народе иван-чаем, – объяснил Михаил Михайлович. – А помогает он нам вот чем…

Михаил Михайлович начал рассказывать.

Кипрей всегда разрастается на лесных пожарищах и порубках. Недавно ещё кипрей считали сорной травой. Он только и годился, что на дешёвый чай. Лесники безжалостно вырывали весь кипрей, что вырастал рядом с молодыми сосенками. Делали это они потому, что считали, будто кипрей заглушает побеги сосен, отнимает у них свет и влагу.

Но вскоре заметили, что сосенки в тех местах, где уничтожен кипрей, совсем не могут бороться с холодом и от первых же утренних морозов, какие бывают в начале осени, начисто погибают.

Учёные, конечно, начали искать причину этого и наконец нашли.

– Что же оказалось? – спросил Михаил Михайлович и сам себе ответил: – А оказалось, что кипрей – очень тёплый цветок. Когда ударит осенний мороз и иней посеребрит траву, то около кипрея инея нету. Потому что вокруг кипрея стоит тёплый воздух. Этот цветок выделяет из себя теплоту. И в этой теплоте растут себе без страха все соседи кипрея, все слабенькие побеги, пока зима не прикроет их, как ватным одеялом, глубоким снежком. И заметьте, что кипрей всегда разрастается рядом с молодыми соснами. Это их сторож, их защитник, их нянька. Бывает, в сильный мороз у кипрея отмёрзнет вся верхушка, а он всё равно не сдаётся, живёт и дышит теплотой. Самоотверженный цветок!

– Кипрей, – сказала Анюта, – не только воздух обогревает, но и почву. Так что и корешки всех этих побегов не замерзают.

– Вы думаете, один кипрей такой замечательный? – спросил меня Михаил Михайлович. – Почти про каждое растение можно рассказать такие удивительные вещи, что вы просто ахнете. Что ни цветок, то прямо рассказ. Растения спасают нас от болезней, дают крепкий сон, свежие силы, одевают, кормят – всего не перечтёшь. Нет у нас лучших друзей, чем растения. Да если бы я умел рассказывать сказки, я бы о каждой травинке, о каждом каком-нибудь незаметном маленьком лютике или колоске порассказал бы такое, что все старые добрые сказочники мне бы позавидовали.

– Ещё бы! – сказала Анюта. – Если бы они знали тогда то, что мы знаем сейчас, тогда и сказок не надо бы.

На следующий день я ходил вместе с мальчиками и Анютой в Моховой лес, видел беличьи склады сосновых шишек, видел заросли кипрея на гарях и молодых посадках, и с тех пор я начал относиться и к белкам, и к цветам кипрея, и к молодым сосенкам как к своим верным друзьям.

Перед отъездом я сорвал кисть кипрея. Анюта высушила её мне в сухом песке. От этого цветы не потеряли своей яркой пунцовой окраски.

У себя в Москве я заложил эту сухую кисть кипрея в толстую книгу. Называлась она «Русские народные сказки». И каждый раз, когда я раскрывал эту книгу, я думал о том, что жизнь, окружающая нас, хотя бы жизнь вот этого простенького и скромного цветка, бывает интереснее самых волшебных сказок.

Читайте также:  Аппликация тема весенний цветок

Источник

Теплый цветок: как «Русский чай» стал символом тайги

Цветок этот когда-то вдохновил поэта Роберта Рождественского на такие строки: «Нет, я не первый замечаю и удивляюсь не один такому свойству иван-чая – цвести в пыли среди руин». Разве это не прообраз черной гари с погибшими в огне деревьями, когда она словно по волшебству покрывается яркими розово-пурпурными верхушечными соцветиями кипрея?

Откуда название такое народное – «иван-чай»? На Руси с XII века в губерниях красно-бурые по осени листья кипрея использовали вместо чая. Их сушили, ошпаривали кипятком, а затем помещали на противнях в русскую печь. В деревне Копорье под Петербургом крестьяне заготавливали листья кипрея в больших количествах и продавали под названием «Копорский чай». Этот чай с полезнейшими для здоровья свойствами стал важной составляющей в российском экспорте и в ХIХ веке составил сильнейшую конкуренцию индийскому чаю. Его отправляли в Англию и другие европейские страны. За границей иван-чай называли «Русский чай».

В Горном Алтае заросли кипрея повсюду встречаются на вырубках и в местах, пройденных лесными пожарами. На одном побеге, как рассказывает «Лесная энциклопедия», насчитывается до 20 тысяч семян. При созревании они становятся «парашютиками». И летит кипрейный «десант», подгоняемый ветром, за десятки километров, завоевывая новые пространства в тайге. Семена способны лежать в почве многие десятки лет и ждать своего часа для прорастания. Они словно «знают», что конкуренции с другими лесными растениями не выдержать. Но после пожара, когда погибает растительность, кипрей встает из пепла, начинает расти, возрождая жизнь леса. Размножается он и корневыми отпрысками, медленно, но упорно, украшая берега рек и ручьев, опушки смешанных и хвойных лесов.

Иван-чай называют «теплым цветком» за редкую биологическую особенность. При цветении он выделяет много тепла, спасая себя от заморозков, в его зарослях температура воздуха на два-четыре градуса выше, чем среди других трав. Так в местах, пройденных огнем, создается особый микроклимат, благоприятствующий восстановлению леса. Теплый цветок защищает молодые деревья от холода, ускоряя их рост.

Цветет кипрей – праздник у пчеловода и обильное угощение для крылатых собирателей нектара. Мед в стеклянной банке прозрачен с чуть зеленоватым оттенком цвета леса. И пыльца кипрейная зеленого цвета, как листья или хвоя деревьев.

– Иван-чай – рекордсмен среди медоносов, с гектара дает полтонны и даже больше меда! – рассказывает пчеловод на таежной пасеке. – Кипрейный мед самый прозрачный и самый сладкий. С другими медами его не спутаешь: нежный аромат и вкус приятнейший. А когда кристаллизуется, становится белым в виде снежных крупинок. Вроде снег в банке. Или сливки густые.

Позабыто многое о полезных свойствах кипрейного чая. Знатоки утверждают, что редко какое растение сравнится с иван-чаем по богатству микроэлементов, витаминов и других полезных веществ, укрепляющих здоровье человека. В Республике Алтай есть опыт изготовления кипрейного чая. Почему бы не использовать его широко? Иван-чай – «Русский чай», изготовленный по старинным рецептам копорского чая, которым угощали на царских пирах, послужил бы на пользу лесному хозяйству.

Источник

Заботливый цветок

Есть такое растение – высокое, с красными цветами. Цветы эти собраны в большие стоячие кисти. Называется оно кипрей.

Об этом кипрее я и хочу рассказать.
Прошлым летом я жил в маленьком городке на одной из наших полноводных рек. Около этого городка сажали сосновые леса.
Как всегда в таких городках, на базарной площади весь день стояли телеги с сеном. Около них спали мохнатые лошадёнки. К вечеру стадо, возвращаясь из лугов, подымало красную от заката пыль. Охрипший громкоговоритель передавал местные новости.

Однажды я шёл перед вечером мимо базарной площади в лесничество. Оно помещалось на окраине городка над рекой. Среди улицы мальчишки играли в футбол. Громкоговоритель висел на телеграфном столбе. Он неожиданно защелкал, откашлялся и сказал басом:

«Ребята! Напоминаем, что завтра в шесть часов утра состоится поход в Моховой лес для сбора сосновых шишек из беличьих запасов. Руководить походом будет сотрудница лесничества Анна Петровна Заречная».

Я не мог понять, о каких беличьих запасах идёт речь. Кого бы расспросить об этом? Мальчишки продолжали гонять мяч, будто они и не слыхали громового голоса из чёрной тарелки на столбе. Из окна в соседнем домишке высунулась старушка.

– Петя! – закричала она дребезжащим голосом. – Кузя! Ступайте домой, неслухи. Завтра спозаранку в лес идти, а вы футбол затеяли. Я вас на заре подымать не буду. Я вам не будильник.

– Счас! – закричали в ответ мальчики. – Последний гол забьём!

Неожиданно футбольный мяч угодил в козу, привязанную к крылечку. Коза вскрикнула, взвилась на дыбы и оборвала верёвку. Мальчишки бросились врассыпную. Из всех окошек высунулись разгневанные хозяйки.

– Озорники! – закричали хозяйки. – Вот скажем Анне Петровне, чтобы она вас в лес не брала.

Я пошёл дальше. За углом я увидел мальчиков. Они, оказывается, прятались там от хозяек.

– Ребята, – спросил я мальчиков, – что это за беличьи запасы, про которые объявляли по радио?

Мальчики наперебой начали рассказывать мне, что никто лучше белок не умеет собирать сосновые шишки.

– Они их себе на зиму запасают! – кричали мальчики. – Складывают в дупла. Да ты не толкайся, дай мне сказать. Белка только здоровые шишки берёт.

– Без нас эти шишки никто и не достанет! – закричал мальчик с отчаянными синими глазами. – Дупло высоко. А мы туда – раз-раз! Мигом долезем и все шишки выберем.

Читайте также:  Как вы охарактеризуете поступок цветка из сказки

– А вам белок не жалко? – спросил я.

– Белки не обижаются! – закричали, волнуясь, мальчики. – Они за два-три часа опять полное дупло натаскают.

– Вы в лесничество идёте? – спросил меня мальчик с синими глазами.

– Мы давно приметили, что вы туда ходите. Так вы, пожалуйста, Анне Петровне про козу не рассказывайте. Мы в неё мячом случайно попали.

Я пообещал ничего не говорить Анне Петровне. Но даже если бы я ей и рассказал про случай с козой, то Анна Петровна (все в лесничестве её звали Анютой) на мальчиков не рассердилась бы, потому что сама была молодая, весёлая и только год назад окончила лесной техникум.

Около дома, где помещалось лесничество, разросся по склону оврага тенистый сад. По дну оврага протекала речушка. Тут же невдалеке она впадала в большую реку.
Речушка была тихая, с ленивым течением и густыми зарослями по берегам. В этих зарослях была протоптана к воде тропинка, а около неё стояла скамейка. В свободные минуты лесничий Михаил Михайлович, Анюта и другие сотрудники лесничества любили немного посидеть на этой скамейке, посмотреть, как толчётся над водой мошкара и как заходящее солнце догорает на облаках, похожих на парусные корабли.

В этот вечер я застал Михаила Михайловича и Анюту на скамейке на берегу реки.

В омуте у наших ног плавала необыкновенно зелёная ряска. На чистых местах цвёл водокрас – белые и тонкие, как папиросная бумага, цветы с красной сердцевиной. Выше омута на крутом берегу островами разросся кипрей.

– Кипрей – это наш помощник, – заметил Михаил Михайлович.

– И белки тоже неплохие помощники, – добавила Анюта.

– О белках я узнал только что, – сказал я. – От мальчиков. Это правда, что вы отбираете у белок сосновые шишки?

– А как же! – ответила Анюта. – Лучших сборщиков шишек, чем белки, нету на свете. Пойдёмте с нами завтра в лес. Сами увидите.

– Ну что ж, – согласился я. – Пойдёмте. А вот кипрей чем вам помогает, я не знаю. До сих пор я только знал, что его листья заваривают вместо чая.

– Потому его и прозвали в народе иван-чаем, – объяснил Михаил Михайлович. – А помогает он нам вот чем…

Михаил Михайлович начал рассказывать.

Кипрей всегда разрастается на лесных пожарищах и порубках. Недавно ещё кипрей считали сорной травой. Он только и годился, что на дешёвый чай. Лесники безжалостно вырывали весь кипрей, что вырастал рядом с молодыми сосенками. Делали это они потому, что считали, будто кипрей заглушает побеги сосен, отнимает у них свет и влагу.

Но вскоре заметили, что сосенки в тех местах, где уничтожен кипрей, совсем не могут бороться с холодом и от первых же утренних морозов, какие бывают в начале осени, начисто погибают.

Учёные, конечно, начали искать причину этого и наконец нашли.

– Что же оказалось? – спросил Михаил Михайлович и сам себе ответил: – А оказалось, что кипрей – очень тёплый цветок. Когда ударит осенний мороз и иней посеребрит траву, то около кипрея инея нету. Потому что вокруг кипрея стоит тёплый воздух. Этот цветок выделяет из себя теплоту. И в этой теплоте растут себе без страха все соседи кипрея, все слабенькие побеги, пока зима не прикроет их, как ватным одеялом, глубоким снежком. И заметьте, что кипрей всегда разрастается рядом с молодыми соснами. Это их сторож, их защитник, их нянька. Бывает, в сильный мороз у кипрея отмёрзнет вся верхушка, а он всё равно не сдаётся, живёт и дышит теплотой. Самоотверженный цветок!

– Кипрей, – сказала Анюта, – не только воздух обогревает, но и почву. Так что и корешки всех этих побегов не замерзают.

– Вы думаете, один кипрей такой замечательный? – спросил меня Михаил Михайлович. – Почти про каждое растение можно рассказать такие удивительные вещи, что вы просто ахнете. Что ни цветок, то прямо рассказ. Растения спасают нас от болезней, дают крепкий сон, свежие силы, одевают, кормят – всего не перечтёшь. Нет у нас лучших друзей, чем растения. Да если бы я умел рассказывать сказки, я бы о каждой травинке, о каждом каком-нибудь незаметном маленьком лютике или колоске порассказал бы такое, что все старые добрые сказочники мне бы позавидовали.

– Ещё бы! – сказала Анюта. – Если бы они знали тогда то, что мы знаем сейчас, тогда и сказок не надо бы.

На следующий день я ходил вместе с мальчиками и Анютой в Моховой лес, видел беличьи склады сосновых шишек, видел заросли кипрея на гарях и молодых посадках, и с тех пор я начал относиться и к белкам, и к цветам кипрея, и к молодым сосенкам как к своим верным друзьям.

Перед отъездом я сорвал кисть кипрея. Анюта высушила её мне в сухом песке. От этого цветы не потеряли своей яркой пунцовой окраски.

У себя в Москве я заложил эту сухую кисть кипрея в толстую книгу. Называлась она «Русские народные сказки». И каждый раз, когда я раскрывал эту книгу, я думал о том, что жизнь, окружающая нас, хотя бы жизнь вот этого простенького и скромного цветка, бывает интереснее самых волшебных сказок.

Источник

Adblock
detector