Меню

Анализ цветок груди приколот

Марина Цветаева — Цветок к груди приколот

Цветок к груди приколот,
Кто приколол, — не помню.
Ненасытим мой голод
№ 4 На грусть, на страсть, на смерть.

Виолончелью, скрипом
Дверей и звоном рюмок,
И лязгом шпор, и криком
№ 8 Вечерних поездов,

Выстрелом на охоте
И бубенцами троек —
Зовете вы, зовете
№ 12 Нелюбленные мной!

Но есть еще услада:
Я жду того, кто первый
Поймет меня, как надо —
№ 16 И выстрелит в упор.

Tsvetok k grudi prikolot,
Kto prikolol, — ne pomnyu.
Nenasytim moy golod
Na grust, na strast, na smert.

Violonchelyu, skripom
Dverey i zvonom ryumok,
I lyazgom shpor, i krikom
Vechernikh poyezdov,

Vystrelom na okhote
I bubentsami troyek —
Zovete vy, zovete
Nelyublennye mnoy!

No yest yeshche uslada:
Ya zhdu togo, kto pervy
Poymet menya, kak nado —
I vystrelit v upor.

Wdtnjr r uhelb ghbrjkjn,
Rnj ghbrjkjk, — yt gjvy//
Ytyfcsnbv vjq ujkjl
Yf uhecnm, yf cnhfcnm, yf cvthnm/

Dbjkjyxtkm/, crhbgjv
Ldthtq b pdjyjv h/vjr,
B kzpujv igjh, b rhbrjv
Dtxthyb[ gjtpljd,

Dscnhtkjv yf j[jnt
B ,e,tywfvb nhjtr —
Pjdtnt ds, pjdtnt
Ytk/,ktyyst vyjq!

Yj tcnm tot eckflf:
Z ;le njuj, rnj gthdsq
Gjqvtn vtyz, rfr yflj —
B dscnhtkbn d egjh/

Источник

Анализ цветок груди приколот

В данной статье представлено исследование одного из типов конфликтов, а именно экзистенциально-психологического, присущих творчеству Марины Цветаевой. Конфликт представляет собой некую «точку сборки», где перекрещиваются основные семантические векторы цветаевской поэзии.

Природа экзистенциально-психологического конфликта в лирике Цветаевой связывается со специфической ценностной точкой зрения лирической героини, которая на уровне поэтики воплощается в ее пространственном положении: лирическая героиня по своему существу оказывается носителем альтернативной миру системы ценностей, именно поэтому в большинстве случаев героиня находится вне традиционной системы координат, в погранично-экзистенциальном положении.

Источник большинства экзистенциальных конфликтов обнаруживается в душе героини, именно поэтому этот тип конфликта в основе своей имеет психологическую подоплеку. Каким же образом экзистенциальный конфликт связывается с психологическим? Душа героини полна трагических противоречий, которые на уровне модели мира соотносятся с системой бинарных оппозиций, а на уровне текста связываются с антитезами. Эта внутренняя противоречивость проецируется во внешний мир, в результате чего возникают те или иные экзистенциальные конфликты. Тем не менее в некоторых стихотворениях эта психологическая противоречивость выходит на первый план. Именно так происходит в стихотворении «Безумье – и благоразумье…», в первых строфах которого говорится о внутренних противоречиях в душе лирической героини:

Все, что наводит на раздумье,

Во мне. – Все каторжные страсти

Так в волосах моих – все масти

Казалось бы, что «классический» романтический выход из такой ситуации заключается в предпочтении одной стороны бытия, идеальной. Однако следует помнить, что о романтизме Цветаевой следует говорить лишь с приставкой «нео». В этом случае она, скорее, следует сугубо модернистскому призыву, в соответствии с которым душа художника должна познать мир как целое. Ср. хрестоматийный призыв Брюсова: «И Господа и Дьявола хочу прославить я». Именно такой подход к противоречиям часто принимается Цветаевой (что, естественно, не отменяет и иного способа разрешения оппозиций, чисто романтического).

Несомненно, что один из важнейших конфликтов экзистенциального плана в лирике Цветаевой – это романтическое противостояние человека и мира, которое с необходимостью приводит к появлению мотива одиночества. В таких стихотворениях отчетливо вырисовывается определенный лирический «сверхсюжет», составными частями которого становятся следующие элементы: деление мира на две пространственные сферы, отчуждение героини от мира настоящего, чувство одиночества, возникающее вследствие конфликта отчуждения, и уход в иную реальность. Все элементы этого сюжета, внутренним двигателем которого становится романтический экзистенциальный конфликт, появляются в стихотворении «В Париже».

Здесь лирическая героиня вследствие конфликта между ней и миром настоящего ощущает свое одиночество в парижской толпе, и «большому и радостному Парижу» противопоставляется внутреннее пространство дома, которое связывается с идеей затворничества [2].Однако «дом» – не единственное воплощение иного, настоящего мира в этом стихотворении, еще одной его реализацией становится онейрическое пространство сна. Тем не менее, несмотря на уход героини из внешнего пространства шумного города, погружение ее в сон, экзистенциальный конфликт, связанный с противопоставлением человека и мира, в стихотворении никак не разрешается, чем и объясняется финальный его мотив, мотив боли. Ср.:

В большом и радостном Париже

И дальше смех, и тени ближе,

И боль как прежде глубока.

Похожий семантический набор возникает и в другом «парижском» стихотворении «В Шенбрунне». Однако здесь экзистенциальный конфликт уходит на второй план, уступая место фрагментарному лирическому сюжету на исторические темы.

Конфликтогенное противопоставление мира и героини появляется в стихотворении «Вы, идущие мимо меня…». На это противопоставление накладывается традиционный для романтического мироощущения конфликт людского множества и отдельной личности. При этом данное недифференцированное множество обозначается (как, заметим, часто у Маяковского) – презрительным «вы».

Этот достаточно общий конфликт может проходить по «разным ведомствам». В данном случае он связывается с более частной оппозицией «интенсивная жизнь – обыкновенная жизнь», а также с противопоставленностью разных типов мироощущения: радостное восприятие жизни здесь оппозиционно мировосприятию трагическому.

К не моим и сомнительным чарам, —

Если б знали вы, сколько огня,

Сколько жизни, растраченной даром,

На случайную тень и на шорох.

– И как сердце мне испепелил

Этот даром истраченный порох!

В вечном дыме моей папиросы, —

Сколько темной и грозной тоски

В голове моей светловолосой.

Одним из важнейших противопоставлений, которое моделирует целый ряд экзистенциальных лирических конфликтов в поэзии Цветаевой, становится противопоставление жизни и смерти. Включенность лирической героини в это противопоставление обусловливает несколько способов его разрешения и соответственно инспирирует несколько типов лирического конфликта. Один из самых распространенных его типов связывается с мотивом умирания лирической героини после того, как ее бросает возлюбленный. Такой классический мифопоэтический конфликт любви и смерти разворачивается в стихотворении «Он приблизился, крылатый…»:

Слово унося важнейшее из слов.

Крик, тебе с душою разорвавший грудь.

Другой вариант такого конфликта предстает в стихотворении «Посвящаю эти строки…», где героиня полностью отрицает неизбежность смерти. Сам конфликт в стихотворении связывается с тем, что лирическая героиня не желает умирать, так как не хочет «быть как все». Твердое стремление избежать этой общей участи приводит к появлению мотива бессмертия – могиле неподвластно все то, что любила и чем жила лирическая героиня:

Читайте также:  Листочки из ткани для цветка

«Все мне слышно! Все мне видно!

Иное разрешение этого конфликта представлено в стихотворении «Идешь, на меня похожий…», где возникает противостояние живой жизни и смерти, которая все уничтожает. Однако залогом снятия этого конфликтного противопоставления становится идея памяти, которая реализуется в древнейшем архетипическом мотиве голоса из-под земли. Обладательницей этого голоса становится «умершая» лирическая героиня, которая, вступая в разговор с «прохожим», оказывается парадоксально живой:

Экзистенциальный конфликт романтического типа, связанный с противопоставлением жизни смерти, появляется и в стихотворении «Молитва», где он достигает своего предельного развития и обусловливает парадоксальную смысловую структуру текста. Лирическая героиня стихотворения по своему типу оказывается близка романтическому женскому типу: она жаждет романтической интенсивности ощущений и желает почувствовать жизнь во всей ее полноте. Однако парадоксальным образом эта жажда жизни оборачивается в финале желанием смерти [1].Ср.:

Люблю и крест и шелк, и каски,

Ты дал мне детство – лучше сказки

И дай мне смерть – в семнадцать лет.

Это трагическое противостояние жизни и смерти в стихотворении связывается с внутренней дисгармоничностью самой героини, а сам психологический конфликт представляет собой «смешанное» стремление одновременно к Эросу и Танатосу. Эти противоречия в своем типологическом аспекте, несомненно, восходят к романтическому дискурсу, где романтический герой всегда оказывался носителем целой системы противоречий, которые в текстах романтиков развертывались в разнообразные типы конфликтов.

Мотив глобальной дисгармоничности бытия появляется и в стихотворении, где реанимируются жанровые установки эпитафии. «Жизнеописание» героя строится в соответствии с цветаевским неоромантическим каноном: герой не принимал мира, был связан с ангелами и детьми. Однако к духовному облику здесь добавляется еще одна существенная черта, которая позднее обусловит особенный тип экзистенциального конфликта, связанного с богоборчеством. Ср. в этом стихотворении:

Не смял звезды сирени белоснежной,

Хоть и желал Владыку побороть…

Во всех грехах он был – ребенок нежный,

И потому – прости ему, Господь!

Смерть, органично включаясь в «конфликтосферу» лирики Цветаевой, выполняет еще одну важную функцию в формировании лирических конфликтов экзистенциального порядка. Практически все конфликты в поэтическом мире Цветаевой оказываются трагически неразрешимыми. Однако в некоторых случаях Цветаева обращается к универсальному способу, снимающему все противоречия и разрубающему Гордиев узел любого конфликта, – к мотиву смерти. Смерть, таким образом, выступает в двойной ипостаси. С одной стороны, Цветаева отрицает ее, так как она связана с забвением, с другой же стороны, смерть становится всеобщим «примирителем», снимающим любой конфликт. Такова семантическая роль смерти в стихотворении «Я знаю правду! Все прежние правды прочь. », где эта идея выражена в четкой афористичной формуле: «И под землею скоро уснем мы все, / Кто на земле не давали уснуть друг другу» [4, 245].

Близость смерти делает острее переживания жизни, заставляет ощутить саму ткань существования. И на стыке этих разнонаправленных тенденций рождается очередной парадоксальный психологический конфликт, связанный одновременно с желание героини ощутить жизнь во всей ее полноте и с ее желанием умереть. Думается, что его психологическая мотивировка может быть следующей: близость жизни и смерти делает острее жизнь и желаннее смерть. Именно эта внутренняя конфликтная противоречивость души лирической героини отражена в стихотворении «Цветок к груди приколот…»:

Противопоставление интенсивной жизни и смерти и конфликт, с ним связанный, особенно ярко проявляется в лирике второй половины 1910-х годов. И если в более ранней поэзии интенсивная жизнь связывалась с радостной стихийной свободой, и, как правило, противопоставлялась тюрьме, то теперь ситуация радикальным образом переменилась. Жизненный «интенсив» и полнота переживаний соотносятся с мотивом внутреннего разрушения и опустошения, пира во время чумы. Именно поэтому сам лирический конфликт в этих стихотворениях выстраивается на пресуществлении оппозиции «жизнь – смерть». Так, центральный конфликт стихотворения «А пока твои глаза…» строится на антиномии разгула стихийной, чувственно-телесной «наполненной» жизни и гибели:

Этот же конфликт присутствует в стихотворениях «Горечь! Горечь! Вечный привкус…», «И зажег, голубчик, спичку…», «Але», «Собрались льстецы и щеголи…» и др.

Доминирующим типом конфликта в ранней лирике Цветаевой становится экзистенциально-психологический. Природа его кроется в ценностной точке зрения лирической героини, которая на уровне поэтики воплощается в ее пространственном положении. Лирическая героиня оказывается носителем альтернативной миру системы ценностей, именно поэтому в большинстве случаев героиня находится вне традиционных координат.

Обращает на себя внимание, что этот конфликт связывается с более общей оппозицией, исключительно репрезентативной для поэтического мира Цветаевой, – противопоставление статики динамике. Динамика в мире Цветаевой наделяется всегда положительным знаком, что связано, может быть, с психотипом самой поэтессы, чья жизнь предполагала непрерывное движение, «развитие и созидание, не останавливающееся ни на минуту» [3].

Экзистенциально-психологический тип конфликта в представленных стихотворениях Цветаевой моделируется противопоставлением человека и мира, которое в чаще всего сопровождается мотивным комплексом экзистенциальной покинутости, отчужденности и одиночества.

Другим важнейшим противопоставлением, которое конституирует целый ряд экзистенциальных лирических конфликтов в поэзии Цветаевой, становится противопоставление жизни и смерти.

Источник

Любимые поэты и стихотворения

» Любимые поэты и стихотворения

Кто ваши любимые поэты — признанные классики, кто-то из современников или ваше сердце покорил знакомый, пишущий стихи?
Какие ваши любимые поэтические произведения?

Пожалуйста, выкладывайте в сообщении только ОДИН стих. Название начинайте с ФАМИЛИИ автора.

Добавить тему в подборки

Модераторы: Мирна; ivankka; Дата последней модерации: 28.01.2021
для структурирования содержания, у модераторов в данной теме есть доступ к редактированию всех сообщений

» Блок Александр — Незнакомка

Мне очень нравится поэзия Александра Блока. Еще со школы обожаю стихотворение «Незнакомка».

По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Вдали, над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздается детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный,
Бессмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной
Как я, смирен и оглушен.

А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
«In vino veritas!» кричат.

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.

Читайте также:  Сочинение по русскому языку мой любимый цветок роза

И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна,
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.

В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.
_________________

» Лермонтов Михаил -Я не унижусь пред тобою

Я обожаю Лермонтова.
Вот мое любимейшее его стихотворение:

Я не унижусь пред тобою;
Ни твой привет, ни твой укор
Не властны над моей душою.
Знай: мы чужие с этих пор.
Ты позабыла: я свободы
Для заблужденья не отдам;
И так пожертвовал я годы
Твоей улыбке и глазам,
И так я слишком долго видел
В тебе надежду юных дней
И целый мир возненавидел,
Чтобы тебя любить сильней.
Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?
Быть может, мыслию небесной
И силой духа убежден,
Я дал бы миру дар чудесный,
А мне за то бессмертье он?
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец!
Я горд! – прости! люби другого,
Мечтай любовь найти в другом;
Чего б то ни было земного
Я не соделаюсь рабом.
К чужим горам, под небо юга
Я удалюся, может быть;
Но слишком знаем мы друг друга,
Чтобы друг друга позабыть.
Отныне стану наслаждаться
И в страсти стану клясться всем;
Со всеми буду я смеяться,
А плакать не хочу ни с кем;
Начну обманывать безбожно,
Чтоб не любить, как я любил, —
Иль женщин уважать возможно,
Когда мне ангел изменил?
Я был готов на смерть и муку
И целый мир на битву звать,
Чтобы твою младую руку –
Безумец! – лишний раз пожать!
Не знав коварную измену,
Тебе я душу отдавал;
Такой души ты знала ль цену?
Ты знала – я тебя не знал!

» Пастернак Борис — Осень

Я дал разъехаться домашним,
Все близкие давно в разброде,
И одиночеством всегдашним
Полно всё в сердце и природе.

И вот я здесь с тобой в сторожке.
В лесу безлюдно и пустынно.
Как в песне, стежки и дорожки
Позаросли наполовину.

Теперь на нас одних с печалью
Глядят бревенчатые стены.
Мы брать преград не обещали,
Мы будем гибнуть откровенно.

Мы сядем в час и встанем в третьем,
Я с книгою, ты с вышиваньем,
И на рассвете не заметим,
Как целоваться перестанем.

Ещё пышней и бесшабашней
Шумите, осыпайтесь, листья,
И чашу горечи вчерашней
Сегодняшней тоской превысьте.

Привязанность, влеченье, прелесть!
Рассеемся в сентябрьском шуме!
Заройся вся в осенний шелест!
Замри или ополоумей!

Ты так же сбрасываешь платье,
Как роща сбрасывает листья,
Когда ты падаешь в объятье
В халате с шелковою кистью.

Ты — благо гибельного шага,
Когда житье тошней недуга,
А корень красоты — отвага,
И это тянет нас друг к другу.

» Галич Александр — Когда я вернусь

Любимых поэтом много, вот один из них.

Когда я вернусь — ты не смейся, — когда я
вернусь,
Когда пробегу, не касаясь земли, по
февральскому снегу,
По еле заметному следу к теплу и ночлегу,
И, вздрогнув от счастья, на птичий твой
зов оглянусь,
Когда я вернусь, о, когда я вернусь.
Послушай, послушай — не смейся, — когда я
вернусь,
И прямо с вокзал, разделавшись круто с
таможней,
И прямо с вокзала в кромешный, ничтожный,
раешный
Ворвусь в этот город, которым казнюсь и
клянусь,
Когда я вернусь, о, когда я вернусь.
Когда я вернусь, я пойду в тот единственный дом,
Где с куполом синим не властно соперничать небо,
И ладана запах, как запах приютского хлеба,
Ударит меня и заплещется в сердце моем.
Когда я вернусь. О, когда я вернусь.
Когда я вернусь, засвистят в феврале соловьи
Тот старый мотив, тот давнишний, забытый,

запетый,
И я упаду, побежденный своею победой,
И ткнусь головою, как в пристань, в колени твои,
Когда я вернусь.. А когда я вернусь?

» Неизвестный автор — Мой друг! Я так тебя люблю!

» Шпаликов Геннадий — По несчастью или к счастью.

Очень люблю стихи Геннадия Шпаликова. А вот это стихотворение вызывает у меня какое-то щемящее чувство:
«По несчастью или к счастью
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того,что ищем,
Ни тебе,ни мне.

Путешествие в обратно
Я бы запретил,
Я прошу тебя,как брата.
Душу не мути.

А не то рвану по следу-
Кто меня вернет?-
И на валенках уеду
В сорок пятый год.

В сорок пятом угадаю,
Там,где-боже мой,-
Будет мама молодая
И отец живой».

» Сайгё -Встетились снова. (танка)

Ну, а я, как обычно, со своими любимыми танка. Снова Сайгё.

Встетились снова.
Но ведет к тебе лишь один
Путь сновидений.
Пробужденье — разлука.
О, если б не просыпаться!
*************************
Какую радость
Мне принесла в сновиденьи
Встреча с тобою!
Но после еще грустнее
Тебя вспоминать наяву.
*************************
Пришлось разлучиться нам.
Но образ ее нигде, никогда
Я позабыть не смогу.
Она оставила мне луну
Стражем воспоминаний.

» Некрасов Николай- Забытая деревня

Я, может быть, неоригинальна, но моя страсть — Н. Некрасов. Просто умираю от его умения складывать строки и переданного смысла.

У бурмистра Власа бабушка Ненила
Починить избенку лесу попросила.
Отвечал: нет лесу, и не жди — не будет!»
«Вот приедет барин — барин нас рассудит,
Барин сам увидит, что плоха избушка,
И велит дать лесу», — думает старушка.

Не могу, всегда слезы наворачиваются
_________________

Читайте также:  Иван мокрый цветок можно ли его держать дома

Скажите «Спасибо!». Ведь всегда есть, за что поблагодарить жизнь.

Когда ты уже готов сдаться — ты гораздо ближе к цели, чем ты думаешь.

Скажите «Спасибо!». Ведь всегда есть, за что поблагодарить жизнь.

Когда ты уже готов сдаться — ты гораздо ближе к цели, чем ты думаешь.

» Семенова Мария — Отчего не ходить в походы.

Для меня слишком трудо выбрать, Дужл. Действительно трудно. но наверное три из них я выделю — это первый:

Отчего не ходить в походы,
И на подвиги не пускаться,
И не странствовать год за годом,
Если есть куда возвращаться?

Отчего не поставить парус,
Открывая дальние страны,
Если есть великая малость —
Берег родины за туманом?

Отчего не звенеть оружьем,
Выясняя вопросы чести,
Если знаешь: кому-то нужен,
Кто-то ждет о тебе известий?

А когда заросла тропинка
И не будет конца разлуке,
Вдруг потянет холодом в спину:
«Для чего. » И опустишь руки.

Второе про то, как мальчик мечтал побывать за морем, где вырос дед.
И третий про лошадь «Непослушная челка и хвостик метелкой» (я просто рыдаю от него. )

Ааа! И еще про пса, который заботился о котенке.
Блин. не могу. Почти все пробирают до костей!
_________________

Скажите «Спасибо!». Ведь всегда есть, за что поблагодарить жизнь.

Когда ты уже готов сдаться — ты гораздо ближе к цели, чем ты думаешь.

» Семенова Мария — Не всему ещё жизнь научила.

А мне нравится это:

Не всему ещё жизнь научила,
Больно стукая носом о дверь:
Если что то тебе посулили
Ты посулам не очень то верь.

Пусть ты сам никогда не забудешь,
Если слово кому то даёшь,
Но тебя – вот уж истинно – люди
Подведут просто так, ни за грош.

Это очень жестокая мудрость,
Но у жизни таких – хоть коси:
Никого, как бы ни было худо,
Никогда ни о чём не проси.

Те же люди, кого не однажды
Из дерьма доводилось тянуть,
Или прямо и просто откажут,
Или всяко потом попрекнут.

Что бы ни было завтра с тобою,
Ты завета держись одного:
Никогда не сдавайся без боя
И не бойся – нигде, никого.

Передряги бывают – не сахар,
Станет видно, насколько ты крут:
Никому не показывай страха,
А не то – налетят и сожрут.

Жизнь – не очень красивая штука…
Все мы чаем добра и любви,
А она нам – за кукишем кукиш…
Так восславь её, брат. И – живи…

» Бернс Роберт -Ты свистни-тебя не заставлю я ждать

Девочки,просмотрела еще раз эту тему- до чего же хорошие стихи здесь приведены.С удовольствием прочитала все.
А вот как раз из упомянутого выше Роберта нашего. Бернса:

Ты свистни-тебя не заставлю я ждать,
Ты свистни-тебя не заставлю я ждать.
Пусть будут браниться отец мой и мать,
Ты свистни-тебя не заставлю я ждать.

Но в оба гляди,пробираясь ко мне.
Найди ты лазейку в садовой стене,
Найди три ступеньки в саду при луне.
Иди,но как будто идешь не ко мне,
Иди,будто вовсе идешь не ко мне.

А если мы встретимся в церкви.смотри:
С подругой моей,не со мной,говори,
Украдкой мне ласковый взгляд подари,
А больше-смотри!-на меня не смотри,
А больше -смотри!-на меня не смотри!

Другим говори,нашу тайну храня,
Что нет тебе дела совсем до меня.
Но,даже шутя,берегись как огня,
Чтоб кто-то не отнял тебя у меня,
И вправду не отнял тебя у меня!

Ты свистни-тебя не заставлю я ждать,
Ты свистни-тебя не заставлю я ждать.
Пусть будут браниться отец мой и мать,
Ты свистни-тебя не заставлю я ждать.
(перевод С.Я.Маршака)

» Вийон Франсуа — Баллада поэтического состязания в Блуа.

Люблю Байрона (почитайте его поэму «Видение суда» — она прекрасна, ОЧЕНЬ много юмора ), ПьерРонсар, Эдмон Ростан,
Франсуа Вийон

Баллада поэтического
состязания в Блуа.

От жажды умираю над ручьем.
Смеюсь сквозь слезы и тружусь, играя.
Куда бы ни пошел, везде мой дом,
Чужбина мне — страна моя родная.
Я знаю все, я ничего не знаю.
Мне из людей всего понятней тот,
Кто лебедицу вороном зовет.
Я сомневаюсь в явном, верю чуду.
Нагой, как червь, пышней я Всех господ.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Я скуп и расточителен во всем.
Я жду и ничего не ожидаю.
Я нищ, и я кичусь своим добром.
Трещит мороз — я вижу розы мая.
Долина слез мне радостнее рая.
Зажгут костер — и дрожь меня берет,
Мне сердце отогреет только лед.
Запомню шутку я и вдруг забуду,
Кому презренье, а кому почет.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Не вижу я, кто бродит под окном,
Но звезды в небе ясно различаю.
Я ночью бодр, а сплю я только днем.
Я по земле с опаскою ступаю,
Не вехам, а туману доверяю.
Глухой меня услышит и поймет.
Я знаю, что полыни горше мед.
Но как понять, где правда, где причуда?
А сколько истин? Потерял им счет.

Я всеми принят, изгнан отовсюду.
Не знаю, что длиннее — час иль год,
Ручей иль море переходят вброд?
Из рая я уйду, в аду побуду.
Отчаянье мне веру придает.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Феликс Лопе де Вега Карпио

Утратить разум, сделаться больным,
Живым и мертвым стать одновременно,
Хмельным и трезвым, кротким и надменным,
Скупым и щедрым, лживым и прямым;

Все позабыв, жить именем одним,
И быть неясным, грубым, яростным, смиренным,
Веселым, грустным, скрытным, откровенным,
Ревнивым, безучастным, добрым, злым;

В обман поверив, истины страшиться,
Пить горький яд, приняв его за мед,
Несчастья ради счастьем поступиться,

Считать блаженством рая адский гнет —
Все это значит — в женщину влюбиться,
Кто испытал любовь, меня поймет.
_________________

Участвуйте в графическом конкурсе Часы веков: Восток

В теме «Женское фэнтези (18+)»: Кратенько: Анастасия Шишкина Академия Багрового Тумана Аннотация Ее все устраивало. Элитная Академия, грант на бесплатное обучение. читать

В блоге автора Allegra: Где снимали «Outlander»

В журнале «Королевство грез»: Валентинки МПиБ 2022

Источник

Adblock
detector