Меню

Амирхан еники цветок мака анализ

Повести и рассказы

В книгу вошли избранные произведения выдающегося татарского писателя Амирхана Еники в переводе на русский язык.

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Повести и рассказы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Одинокий цветок мака, растущий на дне широкой зияющей ямы, которая образовалась после взрыва бомбы, обратился к солдату, проходя мимо, остановившемуся на краю этой ямы:

— Приветствую вас, человек! Видать, издалека идёте, похоже, устали, ноги в пыли, лицо вспотело, присядьте хоть, отдохните… Вот так! Вы простите мою беззастенчивость. Очень давно не видел людей, всегда один да один! Хотя бы травка какая рядом росла! Вы видите: я нахожусь на дне ямы, вокруг только горы сухого песка возвышаются. Что там за краем ямы, какие цветы растут, какие птицы летают, какие червяки извиваясь ползают, кто проходит по дороге, — я ничего не вижу. Только иногда ко мне какой-нибудь жук скатится. Испугавшись голой бездушной ямы, бедняга, после долгих стараний вскарабкавшись наверх, уходит. Иногда какая-нибудь лягушка, обрушивая песок, с мучениями спускается ко мне. Но почуяв, что на жарком сухом дне ямы нет никакой влаги, быстро разворачивается в поисках выхода… Я рад и этому их недолгому появлению. И хотя моё жилище пустое и бездушное, я чувствую недалеко от меня живое дыхание жизни. Спасибо бабочкам! Иногда одна из них, кружась и размахивая нарядными крыльями, осторожненько сядет на меня своим мягким телом, пощекочет ароматными усиками моё лицо и, приласкав таким образом, улетит… Однако дни, когда приходят такие дорогие гости, либо встречи с любимыми друзьями случаются крайне редко, как правило, вокруг никого… Да, я одинок! Над моей головой — далеко, очень далеко лучистое небо… Дни напролёт я смотрю в это безграничное спокойное небо. Каждое утро я ожидаю восход солнца, глядя только на него, следуя за ним, я провожу свои дни. Оно тоже смотрит на меня, как будто светит для меня… А перед закатом, прежде чем спрятаться за этим песочным домом, его последние лучи, поиграв на моём ярко-алом лице, тихонько гаснут, словно утешая меня перед расставанием. Но такое тёплое наслаждение, такие радостные дни не бывают постоянно… Временами лучистое небо покрывается тучами, с небес раздаётся тяжёлый рокот, беспрерывно сверкают молнии, разрезая чёрно-зелёные тучи, с утра до вечера без остановки непрерывно льёт дождь… Я сижу, склонив голову, в своём укромном уголке. Мир кажется опустевшим… Лишь откуда-то, недалеко от меня, слышно, как машут тяжёлыми крыльями пролетающие мокрые вороны.

Вот так проходят мои дни. Только вы не подумайте, мол, этот глупец жалуется на свою жизнь. Вовсе нет! Я ведь жив! Как же я, будучи живым, могу жаловаться! Но вас, наверное, удивляет место, где я расту? Думаете, наверное: «И кто это на дно ямы посадил мак?» Однако внимательно посмотрите вокруг себя! Что видите? Ужасающая разруха! Всё вокруг заросло лебедой, крапивой, полынью, чертополохом… Среди этой травы груды кирпича, чёрные обгорелые поленья, одинокие, печально торчащие печные трубы, обломки посуды, страницы из книг, обрывки изношенной одежды и ещё много всякой всячины… Если тщательно поискать, можно найти детскую соску… Всё это следы прошедшего по этой земле ужасного бедствия. Вы знаете уже, что это ужасное бедствие, это немилосердное зло пришло на нашу землю с запада.

Да, на этой земле был маленький, аккуратный дачный посёлок. Мы — маки, разные цветы, душистая сирень, черёмуха, яблони, малина, вишни — были его живописным украшением, его сладкими плодами. Вместо этой ямы, мы, цветы мака, когда-то росли на большой круглой клумбе… В самую её середину он — пришедший с запада хищный варвар — сбросил тяжёлую бомбу. Нас выбросило из огненной горы вместе с горящей землёй и пеплом. Это произошло в одно мгновение… Позднее пыль и пепел рассеялись. Вздрогнувшее было солнце снова излучало свет, будто ничего не случилось. Я его увидел уже со своего нового места… Обломки бомбы, возможно, не успели ещё упасть на землю, а я — единственное маковое семя, слетел обратно на своё место, сюда, на дно этой ямы. Я жив, я снова в объятиях земли, на том месте, где родился и рос! Не говорил, что комочки земли жёсткие, не жаловался на то, что не хватает влаги, — набухал, прорастал и пустил корни. А теперь видите: расту в виде красивого цветка! Не сумели они извести наше нежное, слабое племя маков… Жалкие мерзавцы!

Человек, почему вы так восхищённо смотрите на меня? Вы меня смущаете… Не скрою, ваш взгляд так желанен мне… И я бесконечно рад тому, что вы стоите там наверху. А вы не поленились и спустились ко мне. Вот вы наклоняетесь ко мне, вот дрожащими руками осторожно пытаетесь тронуть меня! О человек, благодарю вас, благодарю. Ваши следы на песке, ваше великодушное посещение, ваше тёплое дыхание на моём лице каждый раз будут вспоминаться как самый дорогой след. С этой поры я буду смотреть то на солнце, то на ваши следы. Каждым листочком моего цветка я буду желать вам остаться живым, вернуться на родину, к своим садовым цветам… Если бы вы знали, как мы, цветы, любили людей, как любили быть среди них! Когда-то из-за белых колышущихся занавесок на окнах мы радостно слушали звучание их голосов, радостный смех, мелодичное пение. Как счастливы мы были, когда белые руки красивых девушек срывали нас и прикрепляли к страстно колыхающейся груди! Мы не могли налюбоваться на то, как на весёлых детских праздниках по садовым тропинкам носились малыши, держа в руках белые булки с маком… Да, да, я верю, что жизнь во веки не кончится, я счастлив, что цветы никогда не расстанутся с людьми, и я вовсе не жалуюсь на своё одиночество!

Человек, вы собираетесь уходить! Мне тяжело расставаться с вами… Вы простите меня… Это только временно… Да, вы идите! Счастливого пути вам! Легко проходите дальние пути! Вы идёте на запад. Вас там ждут кровавые битвы, на каждом шагу, возможно, будут встречаться убитые тела, придётся проходить мимо обгорелых брёвен. Однако я — ненасытившийся красотой мира, желающий украшать его одинокий мак — пожелал бы вам, чтобы за каждым пройденным вами шагом оставались цветы… Пусть цветы, возникшие из пепла и крови, приведут вас к вечной славе и счастью! Прощайте, человек, прощайте. Светлый путь вам!

Источник

Амирхан еники цветок мака анализ

Мастерство Амирхана Еники в изображении внутреннего мира героя

Психологический аспект раскрытия характера героя и психология творчества

Современный этап изучения истории татарской литературы характеризуется усилением внимания к особенностям изображенного мира художественного произведения, специфике отражения во всей глубине и многообразии внутреннего мира человека, способности художника слова описывать различные психологические состояния и процессы с помощью художественных средств. В контексте данной тенденции назрела необходимость изучения психологизма как теоретической проблемы.

Психологизм как способность проникать во внутренний мир человека в той или иной мере присущ творчеству каждого писателя. В национальной литературе есть имена, творчество которых стало вершиной мастерства в использовании психологический форм и приемов, обозначив прорыв в этой стезе, но их еденицы. Одним из них является классик татарской литературы 20 века, народный писатель Татарстана Еникеев Амирхан Нигметзянович (1909 — 2000).

А. Еники вошел в татарскую литературу как художник необыкновенно широких и разносторонних творческих возможностей, как неповторимый в своей индивидуальности мастер-психолог. Талантливого писателя отличает интерес к развитию мыслей и чувств героев во всем их многообразии и непосредственности, к подробностям изменения характера не только под определяющим воздействием среды, но и в результате довольно устойчивого самостоятельного внутреннего развития, нравственный исканий героя. Вопрос психологизма в творчестве писателя представляется узловой проблемой, приобретает первостепенное значение для углубленного понимания его неповторимой творческой индивидуальности.

Татарская критика внимательно следила за художественным становлением прозаика А. Еники, но интерес к его творчеству возрос в 1950-е годы, после публикации повести » Болотный цветок». Статья И.З. Нуруллина, написанная с целью защиты писателя от односторонних, несправедливых нападок, подытоживает противоречивые суждения, высказанные по отношению к этой повести. Известный критик Г.М. Халит также отмечает несостоятельность некотрых негативных — по идеологическим мотивам — оценок произведений писателя. Определяющей чертой творчества А. Еники он считает изображение психологического драматизма человеческих судеб, их взаимоотношений. Большинство авторов, высказывания различных точек зрения и оценки по произведениям А. Еники, обозначает тем самым контуры будущих исследований.

В татарском литературоведении, особенно начиная с 1980-х годов, появились работы, затрагивающие проблемы психологизма в творчестве А. Еники. Так, в книге Ф.М. Хатипова » Духовный мир героя» психологизм исследуется на материале татарской прозы 1960-80-х годов в целом, в статье «Амирхан Еники», написанная им в соавторстве с Р.Х. Сверигиным, объект анализа конкретизируется как проза А. Еники. В ней в хронологической последовательности дается образно-тематический анализ произведений, определяется их идейно-эстетическая направленность, своеобразие психологизма, особенности языка писателя. В ходе анализа выявляются такие черты психологизма как отражение противоречивости характера личности, порождающий внутренний конфликт, противопоставление чувств, стремление героя и окружающей среды, изображение внутренних переживаний героя через образ природы. В работе М.Ш. Залялиевой «Амирхан Еники (пласты ощущений)» имеются интересные наблюдения и теоретические суждения об особенностях изображения внутреннего мира героев.

Читайте также:  Чем отличается сказ от сказки 5 класс литература каменный цветок

В статьях Н.Г. Гиззатуллина, Э.Г. Нигматуллина, Ф.М. Мусина, Ф.Г. Галимуллина, Ф.К. Баширова, Ф.С. Сафиуллиной, М. Валеева, Ф.А. Ганиевой, Р.Г. Салихова содержится образно-тематический, сравнительно-сопоставительный анализ некоторых рассказов и повестей, наблюдения относительно роста художественного таланта писателя, стиля, а также философской глубины его творчества.

Первые монографические исследования творчества А. Еники относятся к 1990 годам. В диссертационной работе Д.Э. Ибатуллиной проводится целостное исследование поэтики творчества А. Еники, которое позволяет раскрыть как индивидуальную творческую манеру, так и топологические особенности его творчества. Значимость диссертационной работы А.Р. Мотигуллиной состоит в том, что в ней исследуются художественные особенности создания характеров в рассказах, повестях, сатирических и автобиографических произведениях. Анализируются также сюжетно — композиционные особенности произведений и психологические типы, созданные писателем.

Итак, о творчестве А. Еники написано довольно много, его рассказы, повести и сегодня находятся в центре внимания татарского литературоведения. Однако специально крупных работ, которое проследили бы утверждение форм и приемов психологизма в творчестве А. Еники, не имеются.

Мастерство Амирхана Еники в изображении внутреннего мира героя

К художественному совершенствованию А. Еники шел безустанно и настойчиво, порой испытывая разочарование и неудачи. В первой половине 30-х годов 20 века он отходит от литературы и только в 40-е годы вновь Возвращается к ней и становиться признанным как писатель. Война с ее страшными, трагическими картинами вновь пробуждает желание в нем творить.

В начале творчества А. Еники, которое охватывает 1926-35 годы, не наблюдается непосредственного, детального изображения внутреннего мира героя. В произведениях большое внимание уделяется воспроизведению реалий быта, внешних обстоятельств. Внутренний мир человека раскрывается в его поступках и действиях. Тем не менее, уже в первых рассказах проглядывает своеобразная психологическая зоркость писателя, в частности, в умении с помощью выразительной детали дать характеристику персонажа, в использовании повествования от первого лица, несобственно-прямой речи, образов природы. Однако ни реализованы лишь в незначительной степени. Повторяющиеся своеобразные признаки внешности информируют читателя о чувствах и переживаниях героя. Например, в рассказе » Мидхат» (1929) выделяется портретная деталь, как вишневые глаза Марьям, которые излучают страдание, неуверенность и сомнение, вызываемые вопросами Мидхата. Портретные характеристики чаще всего статичны, но детали «вещного» мира используются в целях психологического изображения.

Элементы психологизма, проявившиеся в раннем творчестве А. Еники, трансформируются в его рассказах 1940 годов. В произведениях данного периода возрастает интерес к нравственному богатству личности, ее духовному миру. Большое внимание отводится трагической судьбе героев, противоречиям, отражающим драматическую связь между личностью и военной деятельностью.

Принцип динамического психологизма, ярко проявленный в военный период творчества, Предстает в широком применении А. Еники форм и приемов косвенного изображения внутреннего мира: через подробности внешнего поведения, детали пейзажа, портрета, умолчания. Психологическая изменчивость внутреннего состояния Рахили в рассказе » Мать и дочь» раскрывается посредством динамического портрета, в котором воплощаются душевные движения, воссоздаются процессы внутренней жизни человека. Основной метод познания человека у писателя — наблюдение и проникновение, то есть узнавание чувств и состояний по их внешним признакам.А. Еники не стремится запечатлеть историю чувств и состояний, передать их подробности и оттенки в полном объеме. Он воссоздает лишь внешнюю сторону и общую динамику внутреннего состояния, чувства и мысли в их окончательной форме. Душевное смятение выражается в неосознанности трагизма, в нежелание верить в потерю, что иногда проявляется во внутреннем монологе, фиксирующим и воспроизводящим мысли героя (Зариф в рассказе » Дитя», Рахиля в рассказе » Мать и дочь»).

Наряду с исследованием психологии героев через действия и поступки используется непосредственное воспроизведение душевных процессов. В произведении » Глядя на горы» на протяжении нескольких страниц через воспоминания Лукмана раздвигаются границы времени. Ретроспекция позволяет автору усилить аналитическое начало в рассказе, превратить описываемое прошлого в предмет современного познания повествователя. Используя этот прием, автор как бы подслушивает мысли героя во всей полноте и естественности. Этим достигается философская глубина произведения. Использованный повтор сюжетных эпизодов: сначала уход сына, потом внука на войну и их смерть — не только усиливает горечь потери Лукмана, а также служит выражением идеи произведения — веры в продолжение человеческого рода, жизни.

Если в рассказах 40-х годов все действия сконцентрированы вокруг одного эпизода в жизни героя, то в произведениях последующих лет воссоздаются главные этапы процесса развития героя, душевные перевороты, моменты прозрения (» Спасибо, товарищи!», » Болотный цветок»). Не показывая всей истории их развития, А. Еники прослеживает борьбу противоположностей в их внутренней жизни. При этом авторские комментарии объясняют причинно-следственную связь между мыслями, переживаниями.

В начале 50-х годов в творчестве А. Еники выявилась новая тенденция: стал доминировать интерес к нравственным драмам советских людей. Несправедливость общественного устройства художник рассматривает с моральной точки зрения, делая акцент на нравственной стороне вопроса. Корень всех бед он видит в том, что современный ему человек утратил твердую, нравственную позицию. Писатель верит, что человеческой потребностью станет порядочность, честность, справедливость. От этого зависит здоровье, чистота и само существование общества. Подчеркивая, что спасения человека и человечества должно начинаться изнутри, с души, автор выделяет общее для человека: у каждого имеется врожденная нравственная мерка, совесть, которая оценивает любой поступок, любую мысль. Обособление позиции автора от позиции персонажа в произведении тех лет становиться средством реализации философии А. Еники. Несобственно-прямая речь, у которой как бы двойное авторство: повествователя и героя, способствует возникновение авторского и читательского сопереживания персонажу.

Анализ творчества А. Еники показывает, что внутренние раздумья героев воспроизводится в форме внутреннего монолога и в виде несобственно-прямой речи, при этом явно преобладает последняя.» Тяготение к этому приему говорит о соучастии автора, глубокой заинтересованности его в происходящем». Если в ранних произведениях автора внутренняя речь как воплощение движений мыслей, чувств героев редко используется в общем ходе повествования, то, начиная со второй половины 1940 и 1950-х годов, ее роль значительно расширяется и углубляется. Насыщенность несобственно-прямой речи возрастает от произведения к произведению по мере того, какое значение приобретает для писателя раскладывание сложного душевного состояния на элементы. Внутренние монологи, переданные несобственно-прямой речью, употреблены в рассказах » Дитя», » Мать и дочь», » Только на час», » Глядя на горы», которые имитируют мышление героя. После повести » Болотный цветок» они становятся одним из важнейших форм воспроизведения внутренней напряженности героев, речевая структура оказывается » пропитанной» внутренним словом героя.

В повести «Болотный цветок» стяжательство, мещанство разоблачается изнутри, посредством несобственно-прямой речи. Движущей силой сюжета является внутренняя коллизия центрального героя, вызванная социальной средой. Психологизм сосредоточен на самоанализе, динамике психологических полярностей: доводами рассудка и влечениями чувства. Подобное столкновение двух состояний — борьба между эгоизмом (желанием оправдать себя, бросая вызов Хафазе) и совестью (взятием вины на себя) происходит в душе Хабиба Юлдашева в повести » Совесть». Голос совести — » один из важнейших стимулов рефлексии» — пробуждает стремление к самооценке и приводит героев к пересмотру своих собственных поступков и действий. Они свободно проникают и в души других людей: догадываются о причинах того или иного поступка, душевного состояния, дают интерпретацию внешним признакам чувств.

В произведениях наблюдается применение диалогизированных внутренних монологов, воспроизводящих поиск героями решений нравственных проблем, основанный на сопоставлении и оценки двух противоположных точек зрения. Внутреннее раздвоение фиксирует тревожность персонажа, мучительность его внутренней борьбы, воссоздавая сопутствующие эмоции, воспоминания, желания. В большинстве случаев внутренние монологи у А. Еники логически упорядочены.

Весьма многообразны функции внутренней речи в творчестве А. Еники. Она помогает раскрытию индивидуальных, отличительных черт действующих лиц. Для внутренних монологов Зуфара Сабитова («Марево») характерен рационализм и эгоизм, они насыщенны аргументами. Даже в моменты наибольшего волнения он не теряет ясность мысли, «всегда сохраняет трезвость рассудка». Различны внутренние монологи Шакира Мустафина («Болотный цветок»), которым свойственна безвольность, инертность. Иногда его внутренний монолог проникнут горькой иронией по отношению к себе. Внутренняя речь обнажает процессы сознания. Например, о предположениях и догадках относительно будущего, раздвоенности сознания, ее причинах, полном одиночестве Мустафина (» Болотный цветок»), о тревожном состоянии Акэби (» Невысказанное завещание»), размышляющей об отрыве молодого поколения от родной земли, от народа с его веками накопленной мудростью, мы узнаем благодаря внутренним монологам.

Внутренняя речь в одних произведениях служит для изображения духовного становления, формирования личности (» Родная земля»), для передачи стремлений и желаний героя, с помощью чего выделяются социально-нравственные проблемы и общественные конфликты («Невысказанное завещание», » Марево», » Сердце знает», » Совесть», » Гуляндам»), в других — средством изобличения духовной деградации нравственно полноценной личности (» Болотный цветок»). Через этот прием передается » сложный процесс динамики характера», из которого видно, как на протяжении всего произведения меняются взгляды, убеждения героя. На этой основе созданы произведения » Родная земля», » Ночные капли», «Спасибо, товарищи!», «Болотный цветок». Данный прием позволяет выявить жизненные принципы, миропонимание героя. Например, внутренние раздумья Халила ишмаева (» Весенние капли») раскрывают его беспринципность, заглушенность самостоятельной мысли, голоса совести.

Читайте также:  Чем можно подкормить комнатные цветы в домашних условиях

Из внутренних монологов у А. Еники преобладают монологи-размышления. Во многих произведениях, особенно в тех, где решаются важнейшие нравственные проблемы, преобладает аналитичность, отличающаяся четкостью и логической ясностью. Немногочисленные ретроспективные монологи, встречающиеся в рассказах, повестях, воссоздают самые острые моменты и они переживаются героем как настоящее, становятся формой характеристики персонажа в разные периоды его жизни. Таковы, например, монологи Лукмана (» Глядя на горы»), Ш. Мустафина (» Болотный цветок»), Акэби («Невысказанное завещание»).

Диалоги занимают значительное место в произведениях писателя. При помощи напряженного, динамичного диалога писателя раскрывается внутренний мир героя, свойства его характера.

Пейзаж в произведениях А. Еники имеет психологический смысл и в большинстве случаев отражается через сознание персонажа или выступает в качестве фона для обрисовки душевного состояния героя. Это сопровождение свидетельствует о соотнесенности природы и человеческих чувств, переживаний. В рассказе «Умиротворение» пейзаж изображается своего рода «увертюрой» к раскрытию предсмертного состояния Гасима Салаховича. Гроза выполняет функцию усиления драматизма. Данная картина напоминает произведения Ш. Камала » Пробуждение», » В буране». Параллелизм психологический переживаний и пейзажа, восполняя друг друга, усиливает трагический смысл изображаемого. В отдельных произведениях природа выступает как духовный абсолют и возрождающее начало, является воплощением идеи духовного обновления героев.

Природа в жизни и сознания персонажей определяется как неотделимая часть понятия родной земли, предстает в тесной связи с нравственными взглядами героя. Восхищение героя красотой природы определяет общую лирическую тональность произведения и носит экспрессивный характер.

Как подлинный художник, А. Еники умеет дать предметное выражение внутренним состояниям, подобрав соответствующую деталь поведения или » вещного мира», образное определение, несоответствие или параллель внешнего и внутреннего, возбуждающие ассоциации у учителя, или просто зафиксировав это состояние. Тем самым индивидуализируется психологическое изображение применительно к отдельному персонажу. Подобные характеристики обогащаются авторским комментарием, уточняющимися эпитетами и психологически расшифровываются в жесте, мимике, слове, поступке. Из внешних признаков наибольшее значение придается изображению взгляда, глаз, которые выступают доминирующей деталью («портрет с лейтмотивом») в портретных характеристиках. Посредством их передаются перемены во внутреннем состоянии, обусловленными тяжелыми переживаниями, борьбой чувств и противоречивыми мыслями. Подобное оформление наблюдается в образах Майпарваз ханум («Болотный цветок»), Рашиды (» Марево»), Зухры-ханум, Наджипа (» Сердце знает»). В этих повестях динамика душевной жизни передается обычно через изменение выражения глаз, лица и голоса. Следовательно, писатель, указывая на изменяющиеся экспрессивный облик персонажа, раскрывает развитие чувств.

Художественные детали у А. Еники лишены психологической однозначности и » играют», мерцают смысловым многообразием. Например, в рассказе «Глядя на горы» параллельно к стойкости стариков служит деталь сосны, выросшей на каменистой скале. Деталь-лейтмотивов весенних капель в рассказе » Ночные капли» подчеркивает угнетенное состояние, возрастающее внутреннее напряжение Халила Ишмаева в связи с приездом Лейли, вновь вспыхнувшими чувствами. Деталь, вырастающая до аллегории, используется как средство эмоционально-эстетической оценки, выявления основной социально-психологической сущности образа. Через образ горицвета в рассказе «Болотный цветок» в обобщенной форме представлен облик Назии. Детали яркой красоты и ядовитости заменяют целую характеристику героини. Пленившись красотой, молодостью Назии, Мустафин становиться ее рабом. Он не сумел вовремя понять, какую опасность в себе таит опасный цветок. Горицвет — символ коварства, лицемерия. В этой связи понятны такие чувственные качества цветка, как «понюхаешь — закашляешься, в рот возьмешь — обожжешься, натрешься — волдыри по телу пойдут».

Детали музыки вносятся А. Еники для выражения целых комплексов чувств и поэтических ассоциаций. Отношение к музыке позволяет ярче, отчетливее понять того или иного героя, глубже заглянуть в его внутренний мир. Народные песни во многих произведениях («Кто пел?», «Марево», «Гуляндам») выражают потаенные глубины человеческого сознания, переполняющие героя чувства, являются источником вдохновения. Писатель передает смысл мелодий, содержание музыки словами, характеризует ее звучание и то настроение, которое оно вызывает у слушателей, рисует образы, возникающие в момент ее восприятия («Курай», » Марево», » Гуляндам»). В рассказе » Медный колокольчик» песни и частушки, исполненные на свадьбе, представляют собой поэтический фон, наполняющее это событие глубоким смысло, насыщающий его этнографическим колоритом.

Объектами внимания А. Еники становились музыкальные личности, авторы музыкальных произведений («Курай», «Гуляндам»). Музыки в повести «Гуляндам» символизирует идею » бессмертия музыки Сайдашева». Образ композитора представлен как носитель и выразитель духовной культуры татарского народа.

Курай, гармонь символизирует духовную утрату, потерю связи поколений. Например, в рассказе «Курай» мудрое сердце автора переполнено печалью, сожалением того, что курай сегодня безмолвлен, в него некому вдохнуть жизнь.

У А. Еники детали нередко выступают как идейно-эмоциональные центры произведений. Таковы детали горицвета, марева, выносящие приговор стяжательству, эгоизму. Излюбленная писателем деталь горы является воплощением духовного возрождения. Им используется и такой прием, когда одна-единственная портретная деталь вбирает в себя суть образа и представляет его в определенном освещении.

Сложность изображаемых душевных состояний приводит к использованию сна — неординарной формы психологизма. Содержание сна связано с реальными мыслями и впечатлениями, не выпадает из общего потока психологической жизни героя. Сон в повести » Марево» в начале истолковывается Зуфаром Сабитовым как хороший знак, а в конце приобретает иное значение: рухнувшие мечты Зуфара.

В системе психологизма писателя можно выделить своеобразную форму изображения — умолчание о внутреннем мире героя. Чаще оно используется для описания напряженных, острых душевных состояний. В рассказе » Дитя» момент встречи ребенка и матери передается скупыми мазками.А. Еники не обращается к изображению процессов внутреннего мира героев. Читатель сам дорисовывает психологическое состояние матери. Это становиться возможным благодаря читательскому сопереживанию. И в повести «Марево» этот прием применяется в окружении других форм психологизма. На Зуфара рассказ Рашиды о своем прошлом производят тяжелое, неприятное впечатление. Переполнявшие в этот момент чувства, мысли героя домысливаются читателем.

А произведениях » Совесть», » И мы были солдатами», «Гуляндам» достигается полнота отражения сложного, иногда противоречивого потока мыслей и чувств в сочетании с глубиной анализа собственного состояния героя. Самоанализ используется и при создании образов Мустафина, Зуфара Сабитова. Эта эволюция означает развитие тенденций, с самого начала присущих психологическому методу А. Еники. Словом, этот процесс может быть определен как рост художественного мастерства писателя. В повестях непосредственное переживание, воспоминание о нем обусловлено художественным временем повести — повествование обращено из настоящего в прошлое, в котором психологические состояния осмысливаются и анализируются рационально, обнаруживаются раннее незамеченные нюансы, подробности, разбираются их причины. Например, Гуляндам в одноименной повести причины упущения своего счастья видит в нерешительности к риску, Чрезмерной суеверности и подозрительности. В этом случае форма психологического повествования от первого лица позволяет раскрыть внутренний мир героя с максимальной глубиной и подробностью.

Психологический аспект раскрытия характера героя и психология творчества

Книга явилась итогом многолетних раздумий о судьбе родного края, о жизненной силе народа. Она раскрывает читателю духовно-нравственное формирование, становление главного героя как личности. Внутренний мир центрального героя рассматривается на фоне многосложной и развивающейся жизни. В книге чувствуется органичное слияние лирического и эпического начал, умение автора сочетать изображение исторических явлений через призму личных ощущений повествователя.

Воспроизводя жизнь в развитии, А. Еники рисует главного героя в эволюции. Он представлен с раннего детства. На первых страницах произведения главный герой — ребенок, к концу повести — юноша, задумывающийся о серьезных вопросах жизни. Прошлое воссоздается писателем как совокупность памятных мгновений, но в то же время ощущения героя в детстве и юности передаются с максимальной точностью. Например, Картина деления имущества между братьями воссоздается достаточно полно.

Повествование ведется двупланово: прежним «Я» — участником событий и зрелым человеком, вспоминающим прошлое. «Такой сдвоенный исторический взгляд героя — рассказчика сочетает в себе достоверность непосредственного наблюдения, эмоциональность реакций». В повести мы встречаем места, где сливаются два временных пласта, две точки зрения. В результате этого сложного взаимодействия достигается глубина и объемность. Из этого складывается общий тон повествования, в котором соединено прошлое и настоящее, молодость и зрелость. Иногда повествователь отделяет себя взрослого от ребенка-повествователя, при этом детская наивность вызывает у него грустную улыбку. Ярко выраженное несовпадение оценок двух повествователей порождает ироническую экспрессию. В определенный момент эпизод видится как бы двойным зрением: с одной стороны, сохраняется простодушие мальчика, и с другой, явственно проступает опыт человека, умудренного жизнью и умеющего раскрыть всю значительность происходящего. Подобная структура художественного времени дает возможность использования «включенной внутренней речи повествователя в прошлом», которая служит характерологическим средством передачи особенностей детского восприятия, усиливает иллюзию реальности внутреннего состояния в прошлом.

Читайте также:  Цветок папоротника оберег как зарядить

Повествователь, изображая явления, воспроизводит их реальный облик и свое внутреннее состояние. Описывая событие, как бы постепенно погружает читателя в атмосферу и реалии прошлого, воссоздавая его детали, последовательность своих действий. Изображенную картину мы видим глазами героя, что позволяет сделать образ зримым и живым. Затем он переходит к размышлениям о происшедшем, к оценке событий с позиции сегодняшнего их восприятия. Таким образом организованное повествование «работает» в основном на психологическое изображение героя. Это и понятно, ведь стремление повествователя к достоверности и объективности дает ему право рассказывать лишь о своей судьбе со всей очевидностью и правдивостью.

Детство с его неповторимыми радостями и недолгими печалями занимает большое место в произведении. Автор рассказывает о лично пережитом, которое изображается предельно правдиво, горячо и взволнованно. В повествовании имеет место ассоциативность. Например, с образом «голубого дома» связано воспоминание о краже подсолнухов и норовистом сером жеребенке. Использование ассоциативного принципа диктуется желанием добиться предельной концентрации впечатления на каждом отрезке рассказа». Направление движения ассоциаций идет от прошлого к настоящему, от рассказа о пережитом — к социальному, философскому осмыслению, актуальных проблем современности. Например, воспитание о ловле рыбы на озере Япраклы переходит в размышление повествователя о способности человека обезобразить, покалечить красоту природы. В ассоциативном ряду переплетаются воспоминания о прошлом, раздумья о фактах современности, о плачевном состоянии природы. Иногда в структуре произведения даются эпизоды, разделенные большими временными промежутками. Перекличка детства с взрослой жизнью обуславливает некоторую фрагментарность произведения. А. Еники синтезирует объективное изображение действительности и субъективное выражение самого себя. Он не просто глубоко исследует внутренний мир своего героя, ищущие нравственные основы поведения, а широко вводит авторский философский комментарий, что позволяет все нравственные, социальные вопросы, связанные с решением проблем личности и общества, человека и природы, проанализировать изнутри, через образ повествователя. Отображая жизнь людей объективно, он не может оставаться беспристрастным. Как бы не старался сосредоточить свое внимание на прошлом, это полностью ему не удается. Настоящее на каждом шагу дает о себе знать. Сюда включается и субъективное состояние автора в момент написания. Повествователь прямо высказывает чувства, возникающие в памяти. Выражение мыслей и чувств осуществляется не только в лирических отступлениях, но и в основном тексте, где отчетливо проступает его эмоциональное оценочное отношение к изображаемым событиям и явлениям.

Детские переживания, связанные с первой любовью, родителями, окружающими людьми осознаются мальчиком в строгой последовательности. По мере взросления, мысли молодого человека усложняются, фрагментарное, обрывочное детское восприятие сменяется реальным видением мира, круг впечатлений расширяется, формируя его миропонимание. В этом прослеживается «эволюция мысли», сознания.

Детские впечатления о жизни передаются не без умиления. Они полны поэтических деталей, точно воссоздающих первоначальное представление о мире, где выдерживается принцип преломления объективной действительности в детском восприятии. Жизненная обстановка раскрывается через наивно — бесхитростное восприятие мальчика, что придает повествованию большую активность и помогает почувствовать мир детских представлений. Интересно воспоминание о совершение намаза дедом на лоне природы. В этом эпизоде маленький герой, узнавая мир, впервые сталкивается с самыми обыкновенными явлениями и предметами. Воссоздавая свои детские впечатления, он не забывает и о своих постыдных поступках, которые совершались им. Вступив во взрослую жизнь, Амирхан оказывается перед большим миром. Теперь он впервые серьезно и глубоко задумывается над вопросом о своем месте и назначении в жизни, о ее смысле. Противоречия общественной жизни являются импульсом возникновения борьбы внутренних противоположностей в сознании персонажа. С приездом а Казань Амирхан начинает ощущать противоречие между своими надеждами и действительностью.

О духовном росте и возмужании можно судить по тому, как расширяется круг представлений Амирхана о природе, ее своеобразии, как меняется отношение к ней, усиливается чувство любви. Картины природы выполняют следующую функцию: усиливается представление о духовном богатстве Амирхана, его умении ценить прекрасное в окружающей жизни, высокой степени эмоционально — поэтического восприятия им мира. Первые его впечатления от увиденной реки Дим просты. Нов них проявляется зоркость Одаренного мальчика, от внимательного взгляда которого ничего не ускользает: богатое разнообразие красок пейзажа, различие оттенков, цветов. Они свидетельствуют о духовном богатстве героя, о его необычайной одаренности, талантливости, наличие художественных задатков. С возрастом у героя эти черты углубляются. При помощи художественного слова он стремится взять из прошлого все ценное и украсить им сегодняшнюю жизнь.

» Страницы прошлого» как » художественная автобиография писателя о себе» представляют собой богатый источник сведений о формировании личности писателя, становлении литературного мастерства, процессе создания произведений. В книге изложение построено на ярких образах памяти, которые свидетельствуют о природной впечатлительности и чувствительности писателя. Воспоминания самого раннего детства сохранились у него в виде ярки, пластически ощутимых картин, которые возникают конкретно, зримо, как живые, полные красок, звуков.

А. Еники с детства стремился стать писателем. Первые литературные пробы он делает в детском возрасте. Тем самым он определяет свое место в жизни — выбирает писательский труд основной жизненной направленностью.

Рассматривая вопрос о факторах, влияющих на творческий процесс, А. Еники отмечает, что только целенаправленное творчество может быть успешным. Если в военный период писатель ставит в главу угла силу жизни, считая смерть враждебной природе человека, то в послевоенный период основным мотивом его произведений становится идея совершенного, честного и справедливого человека. Поэтому в центре его многих произведений — герои, которым свойственны идейно — нравственные поиски. Писательское сознание как бы хочет выяснить, что содействует совершенствованию людей, а что ему мешает, понимая в этом служение своему народу. Еники ясно осознавал, что изменить людей можно лишь вскрыв пороки. Как результат этой непоколебимой веры и родились повести «Болотный цветок», «Марево», «Совесть», рассказ «Невысказанное завещание».

А. Еники предъявляет большие требования к языку произведений: «Начиная с мыслей и чувств до цветов и запахов — все должно передаваться правильным, точным словом». Художник учитывает нюансы, оттенки значения, влияние слова на читателя. Чувство языка, постижение его мелодичности тоже относятся к числу задач, которые ставит перед собой прозаик.

В повести отражены яркие жизненные впечатления, являвшиеся импульсом, побудившим писателя к написанию произведений. Основными условиями возникновения замыслов произведений являются необычайная впечатлительность на воспринимаемые явления действительности и услышанные рассказы. Рассказ » Только на час» создавался на основе увиденного во время войны. Его детские и юношеские впечатления легли в основу таких рассказов, как » Медный колокольчик», » Красота», » Коранхафиз». Из этого следует, что впечатления от увиденного могут вызвать творческую активность художника.

1) В центре внимания А. Еники — мир чувств и переживаний, в котором проектируется все существенные явления социально — общественной жизни. Психологизм в творчестве писателя меняется, не остается одинаковым в разные периоды творчества. С развитием его художественного мастерства изменение выражается в способах раскрытия внутренней жизни героев.

) В первой половине 40-х годов душевные движения в рассказах А. Еники воссоздаются через подробности поведения, деталей, внешних симптомов, а со второй половины усиливается аналитическое начало, которое достигается воссозданием образов » изнутри». Художественная деталь является стилевой доминантой всего творчества писателя, которая используется для передачи психологического состояния героев и более полного раскрытия образа.

) Важным моментом в углублении психологизма в творчестве А. Еники является понимание необходимости изображения человека во всем многообразии его душевных проявлений, в диалектическом единстве и борьбе противоположностей, чувств и мыслей в процессе эволюции. Начиная с 1950-х годов, психологизм сосредотачивается на самоанализе, динамике психологических полярностей. Произведениям 60-70-х годов характерно рациональное осмысление и анализ психологического состояния, противоречивый поток мыслей и чувств героя.

) В автобиографической повести «Страницы прошлого» показывается внутреннее развитие личности, этапы его роста. Внутренний мир главного героя раскрывается в его непрерывном движении и изменении, в его сложном взаимодействии с микро — и макросредой, с миром природы.

Взаимодействие двух субъектно-речевых планов, соотносящихся по принципу «теперь — тогда», дало возможность использованию » включенной внутренней речи повествователя в прошлом».

еника амирхан психология герой

5) Внутренний мир человека в произведениях А. Еники предстает в его реальном богатстве и разносторонности, в противоречивости и динамике. Благодаря значительному объему психологического изображения и применению самых разнообразных способов и приемов воссоздания психологических процессов внутренняя жизнь людей выглядит достоверной. Изображение внутреннего мира героя осуществляется в «прямой» и » косвенной» формах. Они находятся в постоянном взаимодействии, в своеобразном динамическом единстве.

1. Карамова А.А. Еники — писатель-психолог/ А. Карамова // Технология совершенствования подготовки педагогических кадров: наука и практика (Научные труды ученых КГПУ). — Казань: Изд-во КГПУ, 2002. — С.23-26

2. Карамова А. Внутренний монолог в творчестве А. Еники/ А. Карамова //. — Казань: КГПУ, 2003. — С.121-127.

. Карамова А. Психологизм в рассказах А. Еники 1940-х годов / А. Карамова // Наука и школа. — 2004. — № 9. — С.57-58.

Теги: Мастерство психологического анализа А. Еники Реферат Литература

Источник

Adblock
detector